2017-10-27T17:05:31+03:00

Мурманчанин, чье письмо нашли в Арктике, рассказал про исчезающие скалы и сияние в горной шахте

Эдуард Филатов поведал о «ледокольных приключениях»
Разрушающиеся скалы как магнитом тянули к себе Эдуарда Александровича. Фото: личный архив героя публикацииРазрушающиеся скалы как магнитом тянули к себе Эдуарда Александровича. Фото: личный архив героя публикации
Изменить размер текста:

Чудеса случаются. Мы убедились в этом лично. Исследователи нашли на необитаемом острове в Арктике бутылку с посланием 35-летней давности. Бросил ее старпом ледокола «Сибирь», мурманчанин Эдуард Филатов.

Сейчас 78-летний моряк живет в Краснодаре. Журналистам «КП» с трудом удалось разыскать Эдуарда Александровича. Однако, когда нам удалось с ним пообщаться, мы поняли – не спросить у такого человека про его морское прошлое было бы непростительно. И, услышав его рассказы, не пожалели…

СЧАСТЛИВОЕ СПАСЕНИЕ

Ледокол Сибирь во время опасного рейса. Фото: личный архив героя публикации

Ледокол Сибирь во время опасного рейса. Фото: личный архив героя публикации

На ледоколе иногда случались происшествия «из ряда вон». Однажды экипаж Филатова шел на «Сибири» и вел за собой караван судов. На подходе к Хатангскому заливу обнаружилась перемычку льда. Полярники успешно пробили препятствие, но механик забеспокоился. Надо, мол, притормозить минут на 30-40 для профработы.

- Мы отпустили суда по чистой воде, а сами сделали стоянку. Закончив работу, стали догонять свой караван. Идем... Были уже негустые сумерки. И вдруг смотрю - какой-то огонек! А в этом месте Таймырского берега моряков мало. Расположение огня показывало: он очень низкий. Я сбавил ход, повернул к огню и начал приближаться. Мы увидели, как на льдине шевелятся какие-то люди. Мы вызвали команду на бак и спустили носовой кран. Люди перешли со льдины в беседку, забрали свои вещи, и мы за несколько подъемов забрали их на борт, - рассказывает Эдуард Филатов.

Оказалось, это туристы-любители. Путешествовали вдоль Таймыра. В какой-то момент они стали пробираться по льду, а массив откололся – его понесло на север. Ребята ютились на крохотной 3-метровой льдине. Смертельно опасная ситуация! Повезло, что был штиль, а то бы их захлестнуло ледяной водой. И счастье, что мимо проходила «Сибирь». А иначе на льдине нашли бы потом «команду скелетов».

ПОДВОДНОЕ «ЧУДИЩЕ»

Другой случай приключился на другом знаменитом судне – ледоколе «Ленин». В тот день все шло как обычно. И вдруг мощное судно содрогнулось от удара.

- В общем, тогда ледокол «Ленин» получил повреждение. У него на днище в центральной части получилась вмятина со стрелкой прогиба где-то сантиметров до 20-ти. С виду поверхность была ровная. Но когда я замерил оставшуюся высоту двойного дна, она оказалась всего 60 сантиметров, а она должна быть - 80.

Все махнули рукой на этот случай. Но только не наш мурманчанин! Он решилдоискаться до причины. Позже, когда ледокол вновь проходил по этой местности, воду уже сковал белый панцирь. Филатов уговорил команду исследовать дно подо льдом.

- Пробурили лунку, замерили эхолотом. Оказалось, что там острая подводная скала высотою в 6 метров!Мы поскорее нанесли ее на карту, чтобы другие не попали в такую же ситуацию, - продолжает полярник.

ОХОТА ЗА БЕРИЛЛИЕМ

Памятник-крест в честь экспедиции Амундсена. Фото: личный архив героя публикации

Памятник-крест в честь экспедиции Амундсена. Фото: личный архив героя публикации

Казалось бы, арктические острова подходящее место для интересных находок. Мы спросили у моряка, какие диковинки он раздобыл во время арктических рейсов.

- Ну, бивни мамонта не попадались, - усмехнулся Эдуард Александрович. - Зато я помню одну бухту у западного входа в пролив Маттисена. Там, на обрыве было три шахты. Они вели вглубь скального берега. Были они недлинные, быть может, метров 40-50. В свое время там работали заключенные.

Местные охотники забирались внутрь и находили там красивые кристаллы бериллия. Некоторые местные жители даже собирали камушки прямо у своих жилищ. А потом «стригли купоны» на продаже сувениров. Эдуард Филатов тоже искал блестящие камушки в глубине – ради коллекции, а не заработка. Увы, без успеха. Зато повезло с другими диковинками.

БРОДЯЧИЕ БРЕВНА

- Самые отдаленные арктические острова мы облетали на вертолете. На Земле Франца-Иосифа я как-то нашел окаменевшее полено. Очень старое! Такая чурка сантиметров 30 длиной. А ствол был сантиметров 20 в обхвате. Видимо, это было окаменевшее дерево из какой-то осыпи, - продолжает бывалый моряк. - На этих же островах люди раньше находили бревна, которые возникали там неизвестно откуда. И только потом выяснилось, что все это выносят полярные льды в район гренландского моря. А дрейфуют они с востока. С Канады, восточной Сибири, мимо Северного Полюса. Все это определили потом в Гренландии, в ЦПИ (центр подводных исследований прим - Ред.).

Эдуарду Александровичу нравилось бродить по тундре на острова Диксона. Он восхищался памятниками в честь экспедиции Амундсена в начале XX века. Большой крест, темнеющий на фоне безлюдного ландшафта... Гранитный монумент в честь погибшего норвежца Тессема. А еще Филатову полюбились высокие скалы на окраине острова. Одно огорчает - когда моряк вернулся на остров спустя 10 лет, они пропали. Утесы были разрушающимися и просто рассыпались в прах. Арктика так непостоянна! Только успевай щелкать фотоаппаратом.

- Я использовал «Фэд», «Зенит» и среднеформатную «Москву». Она дает кадры 6 на 6 сантиметров. Однажды купил «Смену» в качестве широкоформатника, чтобы не заниматься сменными объективами. Я все время фотографировал. У меня снимков, можно сказать, целая гора. После каждой навигации я делал отдельный альбом, - поделился с нами Эдуард Александрович.

ПОХОДЫ ЗА ГРИБАМИ

Монумент в честь норвежского моряка Тессема. Исследователь Арктики замерз насмерть, на полпути до безопасного укрытия... Фото: личный архив героя публикации

Монумент в честь норвежского моряка Тессема. Исследователь Арктики замерз насмерть, на полпути до безопасного укрытия... Фото: личный архив героя публикации

Эдуард Филатов впервые побывал в Мурманске во время практики в 1958 году. Это был короткий заход, а судно отправлялось в Арктику. Моряк основательно устроился в городе лишь в феврале 1962 года. Его направили помощником капитана на ледокол «Ленин». С тех пор северянин работал на ледоколах Мурманского морского пароходства. В городе он жил постоянно до 1994 года.

- Воспоминания о Мурманске очень даже хорошие! Я облазил здесь все сопки - за грибами, за ягодами. Объездил на электричке всю местность вдоль Колы. Совсем рядом с моим домом на Книповича был лес, куда ходили в походы. Там, где сейчас район «Новое плато». Грибы собирали там, где сейчас сделан выезд с района Книповича на Ленинградскую автодорогу.

Филатов запомнил проспект Ленина, когда он еще заканчивался на перекрестке с Книповича (сейчас это 10% от всего города!). А дальше были низкие деревяшки. Там, где сейчас скверы на "Пяти углах" стояли палатки, были настелены деревянные тротуары.

- Каждый год я ходил за талонами «Лыжня зовет» по всем пунктам. Я прошел, наверное, 10 раз в лыжном марафоне на «Празднике севера». Самый лучший результат это 10-11 место с конца, а самый плохой - второе с конца, - со смехом вспоминает Эдуард.

С СЕВЕРА НА ЮГ

Почему моряк все-таки уехал из Мурманска? Нет, маленький город не надоел ему. Просто хотелось осваивать новые места, пока были силы, здоровье и желание. Кроме того, он не хотел мешать сыну и его жене, которые тоже устроились в Мурманске.

- Настало время выходить на пенсию. А мы с женой давно хотели иметь жилье где-нибудь на юге. Сначала мы попробовали акклиматизироваться в Сухуме. Но отношение к нам стало совсем другим... После длительного отсутствия в той среде я почувствовал себя иностранцем. Хотя в школе я и учил грузинский язык, я чувствовал себя чужим.

Они решили перебираться в Краснодар к тете. Щедрая южанка отдала им свой земельный участок: «стройте тут домик, будете жить»... Так они и сделали.

- Здесь меня интересует сельское хозяйство на даче. Там видишь реальные плоды своего труда. Сейчас у меня нет особой охоты заниматься походами и осматривать окрестности. Каждому времени - свои увлечения, - рассудил бывший мурманчанин.

Жену пожилого полярника зовут Галина Ефимовна. Женщина не понаслышке знакома с морем, она тоже работала на ледоколе, но на «Ленине». К слову, наш разговор не понравился супруге Эдуарда Филатова.

- Вы слишком много рассуждаете о технике! – с горечью заметила бывшая мурманчанка. – А нужно говорить о людях…

В МОРЕ НА ШЛЮПКЕ

Так выглядит мурманское морское пароходство. Организация, в которой старпом трудился большую часть своей жизни. Фото: архив "КП"

Так выглядит мурманское морское пароходство. Организация, в которой старпом трудился большую часть своей жизни. Фото: архив "КП"

Человек, который посвятил всю жизнь исследованию севера, родился на юге. Эдуард Филатов появился на свет в Абхазии в 1939 году, в рядовой советской семье.

- Я учился в столице солнечной Абхазии, городе Сухуме. Когда я был в 8-9 классе, в СССР появились добровольные общества. Уж не знаю, каким образом, но у нас организовали лодочную станцию на небольшой речонке Беслетке. В нашей школе собрали команду гребцов на шлюпке.

Желающих было человек 10-12. Потом лишние отсеялись и остались самые крепкие - 8 участников. Ребята занимались с большим интересом и энтузиазмом. Очень аккуратно следили за своей шлюпкой: чистили, холили, лелеяли. В то время у них было всего 3 команды. Каждая имела свою шлюпку.

- Речка эта впадает в море. Но русло ее очень сильно меняется даже во время небольшого прибоя. Поэтому каждый выход в море был приключением. Надо было выскакивать за борт, например. Но это доставляло определенное удовольствие. Мы часто выходили в море и тренировались. Раза два в год проходило соревнование. Мы, как самые младшие, проигрывали более сильным ребятами, но не сдавались.

КНИГИ РЕШИЛИ СУДЬБУ

После распада СССР большинство ледоколов отошли к другой мурманской организации... К сожалению, "Сибирь" уже давно отправили на утилизацию. Фото: пресс-служба Атомфлота

После распада СССР большинство ледоколов отошли к другой мурманской организации... К сожалению, "Сибирь" уже давно отправили на утилизацию. Фото: пресс-служба Атомфлота

1950-е годы были временем интенсивных молодежных походов. Достаточно вспомнить знаменитую команду Дятлова. Родной Сухум не отставал от популярного туристического тренда. Эдуард Александрович, еще будучи подростком, прочно вошел в команду любителей походов.

- С детства у меня была тяга к литературе. Я рано познакомился с такой книгой, как «Плаванье под парусами» Дмитрия Лухманова. Одна из первых книжек, которые мне запомнились, написанная для юношества: «Георгий Седов идет к полюсу» Поэтому еще со школьных лет я хотел пойти в «мореходку». Учился я в Ленинграде, в Высшем инженерном морском училище (ВИМУ) имени Макарова. Поступил туда в 1956 году, а в 1961 закончил. Я получил специальность инженера-судоводителя и мог работать на судах морского флота в должности штурмана малого плаванья.

Поэтому большая часть долгой и насыщенной жизни Эдуарда Филатова прошла в арктическом районе. И мурманчанин не жалеет об этом.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также