Премия Рунета-2020
Мурманск
-6°
Boom metrics
Общество29 марта 2024 11:10

«Думаем ли, что не успеем? Нет! Надо успеть». Работающие на уникальном арктическом Ми-8 спасатели - о трудном характере Крайнего Севера

В Мурманской области впервые прошел сбор летного состава МЧС
Спуск и подъем с борта вертолета занимал у спасателей пару минут. Фото: ГУ МЧС по Мурманской области

Спуск и подъем с борта вертолета занимал у спасателей пару минут. Фото: ГУ МЧС по Мурманской области

Хочется стать меньше, слиться с серой обшивкой салона – только бы не помешать спасателям. Пусть это и учения, но все равно не хочется навредить, ведь от учений до реального спасения людей всего шаг.

Первый арктический вертолет Ми-8, который принимали в Мурманске летом 2023 года, поднимается над взлеткой аэропорта «Мурманск» и уходит в сторону Кольского залива. Выглядит он как мечта любого мальчика: яркий, новенький, смотришь издалека – ну, точно игрушка, которую только вынули из заводской упаковки. Но экипаж и спасатели, которые на нем работают, давно не мальчики, и вертолет, особенно такой, - это тоже товарищ, пусть и из металла.

«Мозги» Ми-8 оснащены по последнему слову техники, но навыки пилотов играют решающую роль. Фото: ГУ МЧС по Мурманской области

«Мозги» Ми-8 оснащены по последнему слову техники, но навыки пилотов играют решающую роль. Фото: ГУ МЧС по Мурманской области

В марте в Мурманске состоялись учения, каких еще не было - проходил сбор летного состава и спасателей МЧС России в рамках подготовки к действиям над водной поверхностью в Арктической зоне. За несколько дней полетов участники провели в небе 30 часов (или совершили 123 вылета)! Внимательные северяне даже могли это увидеть: «вертушки» шли над Кольским заливом в сторону Белокаменки.

Официально в МЧС России тренировки описывают так: два вертолета ведомства взаимодействовали со спасательным морским буксиром «Микула», принадлежащем Северному экспедиционному отряду аварийно-спасательных работ, и многоцелевым буксиром «Сейвал» Северного филиала Морской спасательной службы. По легенде, на судах находились пострадавшие, которым была необходима экстренная эвакуация. С помощью лебедки и носилок их быстро и безопасно доставили на борт вертолетов.

А как это было глазами тех, кто был на борту Ми-8?

По легенде, спасатели должны были эвакуировать с судна пострадавших. Фото: ГУ МЧС по Мурманской области

По легенде, спасатели должны были эвакуировать с судна пострадавших. Фото: ГУ МЧС по Мурманской области

Вертолет мягко отрывается от земли (если стоять снаружи и близко, то потоки воздуха едва не сбивают с ног – техника мощнейшая). До места назначения, которое находится чуть севернее окраины Мурманска со стороны «Алеши», недалеко от Минькино, долетаем всего за 15 минут. Из-за шума двигателя и лопастей говорить немного трудно, поэтому спасатели часто общаются с помощью отработанных жестов, понимая друг друга без слов.

Само спасение проходит очень быстро: человек в ярко-оранжевой одежде (это спасательный сухой гидрокостюм) исчезает в открытом проеме, где только что была дверь, надежно прикрепленный тросом к внутренним системам вертолета. Сама «вертушка» в этот момент почти неподвижно замерла в нескольких метрах от воды, словно стрекоза. Пара минут, и спасатель возвращается внутрь уже с манекеном (у нас он был на носилках), который поднял с судна прямо под воздушным бортом.

После Ми-8 снова летит на аэродром, мягкая посадка и новый взлет, чтобы уже другой спасатель (и другой экипаж – больше дело в этом, спасатели могли просто сидя на борту решать, кто будет работать, а экипажу нужна посадка, чтобы поменяться) отработал спасение. По лицам мужчин, уже выполнивших спуски, не понять: они недовольны собой или просто устали – задумчивый взгляд, сдвинутые брови. Спустя время они нарушают молчание и садятся вместе в салоне, обсуждая тренировку. Конечно, разбор полетов, буквально в прямом смысле слова, произойдет потом, уже на земле, ведь в этом и есть смысл учений, но обсудить важно также здесь и сейчас.

После отработки спасения у спасателей проходило обсуждение, все ли прошло успешно.

После отработки спасения у спасателей проходило обсуждение, все ли прошло успешно.

Фото: Мария ПАШЕНКОВА

- Таких учений никогда в Арктике не было, - говорит командир авиационного отряда Северо-Западного авиационно-спасательного центра МЧС России Андрей Сергиенко. – Здесь вертолетов не было, и тренировались на юге.

А ведь характером Арктика очень отличается от других регионов, и дело не только в полярном дне и полярной ночи - здесь буквально все вокруг из ряда вон выходящее.

- Знаете, сюда насильно никого работать не берут. На Север идут работать только добровольно и только те, кто чувствует в себе силы и готов профессионально расти, - добавляет Андрей Вячеславович. - Здесь высокие широты, сложные метеорологические условия, полярная ночь, нет навигации, как в средней полосе, например, по маякам. Пролетаешь 100 километров – остаешься без ориентиров на местности.

Что такое характер Крайнего Севера, капитан Алексей Зубакин узнает на своем опыте. В Мурманской области он работает с осени 2023 года и пока видел только беспроглядную темноту полярной ночи, впереди – испытание полярным днем. На Ми-8 он второй пилот. От того, насколько точными будут его руки и решения, зависит очень многое.

Вертолет зависал над водой и судном, словно стрекоза.

Вертолет зависал над водой и судном, словно стрекоза.

Фото: Мария ПАШЕНКОВА

Детство Алексея прошло на Дальнем Востоке, на военном аэродроме – отец-офицер служил в авиационной части. После службы в армии и института молодой человек решил, что земными дорогами ходить хорошо, но и воздушные манят. Поэтому решил пойти в МЧС. Признается честно – пробиться было непросто, требования к здоровью у пилотов и спасателей очень строгие, надо пройти немало комиссий. Но все получилось. И, более того, Алексей сел в кресло особого вертолета.

- Он готов ко всему, может работать в любых метеоусловиях, - говорит Алексей. – Я уже 900 часов за все время налетал на разных вертолетах, но до сих пор захватывает дух от красоты вокруг, полета, бортмашины.

- Таких вертолетов в России всего несколько штук. Я выполнял полеты в других странах, в Африке, да, красивые там машины. Но проходит пылевая буря - и неделю вертолет стоит в ангаре. Наш Ми-8 - всепогодный, хоть в южных широтах, хоть в высоких, в мороз, в жару, - всегда будет работать, - добавляет Андрей Сергиенко. - Они оснащены самым современным оборудованием, которое существует на сегодняшний день, поэтому со старыми знаниями к нему лучше не подходить - надо переучиваться. Обязательно нужны компьютерная грамотность и понимание, как работает та же инерциальная система. Со спутника берем информацию напрямую. Инерциальная система привязывается к точке на аэродроме и дальше отсчитывает от нее местоположение вертолета. Но бывает, что спутники работают неустойчиво, а потеря пространственной ориентировки в высоких широтах - это фактически чрезвычайная ситуация.

С вертолета Мурманск был как на ладони, но спустя минуту все затянуло снегом.

С вертолета Мурманск был как на ладони, но спустя минуту все затянуло снегом.

Фото: Мария ПАШЕНКОВА

Созданная для Арктики версия Ми-8 не имеет аналогов в мире. Пилоты, которые на нем летают, удивляются: разработали вертолет под руководством Михаила Миля еще в 60-х годах прошлого века, а до сих пор у него есть огромный потенциал. А еще у арктического Ми-8 есть то, чего нет у других его «конкурентов» - система автоматического зависания над водой.

- Нахождение вертолета в таком положении ночью, вне видимости береговой черты и горизонта, лежит на грани человеческих возможностей. Например, в других странах считается, что такое сделать невозможно. Только эти вертолеты и оборудованы новой системой автопилота отечественной разработки, - уточняет командир авиационного отряда.

Сейчас, во время учений, Алексей впервые протестировал ее – полеты проходили и днем, и в темноте. В последний день сборов погода менялась буквально на глазах: летишь первый раз – мост через Кольский залив виден как на ладони, как и дома на правом берегу. Через полчаса все уже скрыто, словно в тумане, а на деле – мелким снегом. Но пилотам такой опыт полезен: когда поступает настоящий вызов на спасение, надо готовиться к тому, что просто не будет. Алексей помнит свой первый вылет в Мурманской области.

Работу над водой спасатели считают сложной - легко потерять горизонт.

Работу над водой спасатели считают сложной - легко потерять горизонт.

Фото: Мария ПАШЕНКОВА

- Это было осенью, летели к озеру Светлому, на юго-восток, спасали двоих людей с обморожением и переохлаждением, у одного еще было отравление. Сели на высоте 600 метров, спасатели пошли еще на 300 метров – ближе посадить вертолет было нельзя, - вспоминает мой собеседник. – В Мурманской области сначала было непривычно из-за сопок - я привык к равнинам. И тяжело работать над водой – небо и вода сливаются.

Спасатели верят и в себя, и в технику. Какой бы современной ни была последняя, все же стальные нервы и холодный ум должны быть во главе угла. Хотя и современные наработки здорово выручают. У арктического Ми-8, например, есть тепловизор, который незаменим, если человека ищут в темноте полярной ночи.

- А вы, когда вылетаете, думаете о том, что можете не успеть кого-то спасти? – спрашиваю напоследок у своих собеседников.

- Не думаем. Надо успеть, - улыбаются они.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Из-за взрыва «Лепсе» пришлось бы отселять Мурманск. Самый опасный ядерный объект в стране официально ликвидировали. В Мурманской области ликвидировали самый опасный ядерный объект в стране (Подробности)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам:

Редакция 8 (991) 671-16-33, 8 (902) 035-12-31

Почта kpmurmansk@phkp.ru