Политика6 апреля 2021 13:57

Народный губернатор Юрий Евдокимов: «Мне часто снятся любимые места, люди и Мурманск»

Бывший губернатор Мурманской области - о пенсии, годах работы, успешных и неудавшихся проектах
Юрий Евдокимов в политику возвращаться не хочет. Говорит, что пора и отдохнуть.

Юрий Евдокимов в политику возвращаться не хочет. Говорит, что пора и отдохнуть.

Фото: Елена КОВАЛЕНКО

- Евдокимов. Слушаю, - так мне ответили на мой звонок.

Твердо, уверенно и без сомнений. Собственно говоря, таким мы и помним его: решительный, стремительный, местами безапелляционный. Кто бы что ни говорил, ни вспоминал его прегрешения и неудачные действия, люди признали Юрия Евдокимова самым народным губернатором области: более 60% проголосовали за него. Видимо, Юрий Алексеевич навсегда останется для нас своим.

Редакция "КП" пообщалась с Юрием Алексеевичем и узнала, где живет наш народный губернатор, чем занимается и что думает по поводу происходящего в области.

Вот уж правда народный губернатор: Юрий Евдокимов вел себя просто со всеми.

Фото: Елена КОВАЛЕНКО

Осмысление прожитого

- Больше всего я жалею о том, что отдал так много сил и времени службе. И так мало своей семье. Мое время в Мурманской области пришлось на самые тяжелые годы (1998 – 2009 годы. - Ред.), - делится своими мыслями Юрий Алексеевич. - И мне до сих пор снятся мои любимые места, люди снятся. А как не скучать? Больше сорока лет жизни отдано этому краю. Я смотрю и наблюдаю за тем, что происходит в моем крае.

После голосования за самого народного губернатора скриншоты с табличкой и поздравления полетели к нему со всех сторон страны, и даже из Одессы.

- Что нужно делать, чтобы люди вас так помнили и так уважали?

- Я давал один важный совет всем губернаторам после меня: не стесняйтесь заниматься тем, чем вы могли бы не заниматься. Именно это будут вспоминать люди.

И привел в пример две истории, которыми может гордиться.

В тяжелый период для Северного флота, когда военные были никому не нужны, и даже самому государству, Юрий Алексеевич вместе с Павлом Сажиновым, нашим сенатором в Совете Федерации и председателем Мурманской областной Думы, бросили клич и предложили городам России взять шефство над нашими водными и воздушными кораблями.

- Говорят, Москва - собиратель России. А я скажу, что в тот момент Северный флот стал собирателем России. Города откликнулись на наш призыв и взяли шефство над кораблями. Пошли инвестиции, оборудование, города принимали детей военных в детские лагеря, давали автобусы для поездок, помогали семьям. Моряки поняли, что они не брошены и не забыты. 51 корабль носит на своем борту имя своего города-шефа до сих пор. И это движение дружбы гражданского общества и военных до сих пор живо. Это мое детище, и я этим очень горжусь!

Про вторую историю я сама хотела его спросить - это акция «Спаси ребенка». И в этом наши мысли сошлись. В те времена центральные квоты практически не выделяли, особенно на порок сердца, челюстно-лицевые, опорно-двигательные операции. Людям было не потянуть эти платные медицинские манипуляции.

- Ко мне на прием приходили родители с детьми, которым нужны были сложные экстренные операции, а квот не было. Мы придумали эту акцию, и в течение четырех дней все коллективы области в ДК Кирова выступали круглосуточно, привлекая на акцию людей. Потом подтянулись бизнесмены. Мне приносили из бухгалтерии списки с переводами денег. Одно дело, когда крупное предприятие перечисляет 3 миллиона рублей, а другое - когда пенсионерка 3 рубля 45 копеек… И это же тоже вклад! Я сам несколько раз отдавал свою премию и зарплату на эту акцию.

А я вспомнила еще одну историю, которая бродила в кулуарах правительства, - про отремонтированную автомобильную дорогу в Долину Славы. Юрий Евдокимов принял тогда решение за счет области привести ее в порядок, чтобы ветеранов не растрясло в автобусах во время поездки на 9 Мая к местам боевой славы. А потом контрольные органы долго проводили расследование по факту нецелевого расходования средств. Дорога-то федеральная, а деньги - областные. И еще помню, как наказывал Юрий Алексеевич опоздавших на заседание правительства: рублем - и сразу в фонд акции «Спаси ребенка». Мелочь, но из мелочей ведь складывается история, да? А мы помним.

- Мы шли с группой проверяющих по цеху технологического транспорта на Ковдорском ГОКе, когда из кузова большегрузного самосвала американского вылез такой большой замызганный рабочий в мазуте. Маску снимает, перчатки стаскивает, подходит ко мне и просит: «Юрий Алексеевич, можно вам руку пожать?». Благодарил, что мы спасли его дочку. Вовремя сделанная операция спасла ей жизнь. Когда я уходил, 600 детей были прооперированы, в эти семьи вернулось счастье. И тогда никто ни рубля, ни копейки из этих денег не украл. Совести хватало. А что сейчас с этой акцией, я не знаю, - рассуждает Юрий Алексеевич.

За такую помощь детям Патриарх Алексий II наградил Юрия Евдокимова орденом Благоверного царевича Димитрия Угличского и Московского. Такую награду Русская православная церковь дает за выдающиеся заслуги в деле попечения и защиты детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

- Для меня это была самая высочайшая награда в жизни. И получил я ее из рук самого патриарха, чем очень горжусь, - вспоминает Юрий Алексеевич. - На таких вещах зарабатывается авторитет, а не потому, что бюджет исполнили или выборы хорошо провели.

Уехать или остаться?

- Чтобы люди приезжали работать на Север, нужны крупные проекты, новые месторождения, новые производства. Я тоже приехал на Север не потому, что был крупным специалистом, а потому, что я был нужен. Как только написал письмо, мне сразу пришло приглашение – приезжай, будешь работать. Просто так на Север никто не поедет сейчас. Либо интересная работа, либо большая зарплата. Все знают, что зарплата в Мурманске уже давно сравнялась по своему размеру со средней полосой. А вот интересных людей повидать, интересные места посетить, интересным делом заняться – этим и надо привлекать. Другого ничего не дано.

А вот те, кто родился на Севере, по мнению Юрия Алексеевича, не должны уезжать в принципе. За что лично мне стало очень стыдно – я-то давно посматриваю в сторону южных областей.

- Несмотря на то, что край у нас суровый, северный, холодный, неприветливый, для коренного жителя это самое уютное, самое теплое место на земле. Если человек собрался уезжать, значит, его мало что держит. На Севере останутся те, кого что-то держит: рыбалка, природа, люди, кто свое дело создал или посвятил себя ему, кто династию вырастил, - говорит Юрий Алексеевич.

Сам Юрий Алексеевич уехал из области сразу после своей отставки. Два года проработал на киностудии «Всемирные Русские студии», но потом разошелся во взглядах с руководителем:

- Он построил потрясающую киностудию, с огромными павильонами. Там озвучивал фильмы Люк Бессон, Александр Сокуров своего «Фауста», но я тогда сказал Володе Евтушенкову, что если он сдаст свои ангары под предпродажное хранение «Мерседесов», это будет в сотни раз выгоднее. В тот момент такая студия никому не нужна была, когда фильмы делаются в двух комнатах и исключительно с помощью компьютерной графики. Она будет востребована лет через 50. Но не сейчас.

Многое удалось сделать Юрию Евдокимову во время губернаторства. Хотя случились и Штокман, и другие неудачи.

Фото: Елена КОВАЛЕНКО

Потом он работал в английской компании Metaco LLP по оборудованию гемодиализных центров. Но после переезда хозяев компании в Англию на ПМЖ решил покинуть ее, не согласившись с не совсем этическими способами решения вопросов. Последним местом работы стала компания «МAK Бразерс» по поставке медицинского оборудования. Сейчас Юрий Алексеевич на пенсии уже полтора года, живет между Питером и Псковом, отдыхает в своем доме в Опочке и не стремится на работу - устал.

- Я такой дом отстроил на берегу реки Великой, забор поставил! Теперь внуки, а их у меня трое, катаются на самокатах по территории. С марта по октябрь я здесь, - рассказывает Юрий Алексеевич. - На работу зовут обратно, но я уже не хочу. Хватит.

Взгляд со стороны

- Раз область снится часто, то какие проекты вспоминаются, что удалось сделать и чем можно гордиться? - поинтересовались мы у Юрия Алексеевича.

- Во-первых, это ветропарк в районе Териберки. Мы разрабатывали эту историю с голландцами, а сегодня я слышу, что там уже полным ходом закладывают фундаменты под ветряки. Значит, идея востребована. Это большое дело. Освоение западной стороны залива тоже мы начинали - Мурманская область вошла в совет директоров управляющей компании проекта «Большой порт Мурманск». В Дровяном планировали завод вместе с норвежской стороной по производству крупногабаритных конструкций для морской добычи нефти. Сейчас этим занимается «Новатэк». Сегодня заговорили, наконец, о Федорово-Панских тундрах - большом платиново-палладиевом месторождении. Мы тогда эти тундры с директором Геологического института Феликсом Митрофановым на коленях проползли по пояс в снегу, изучая возможность начать разработку. За что ни схватись – ничего нового. Это все уже придумано.

Вспомнил Юрий Алексеевич и проекты, за которые пришлось заплатить большую цену, но не деньгами, а дружбой.

- Пришлось пойти наперекор собственной песне, поругаться со своими друзьями и запустить в Хибины новую компанию - АО «СЗФК». Это было то новое, что мы привнесли в область, но ценой того, что потеряли отношения с «ФосАгро». Однако нам нужны были новые инвестиции, новые рабочие места, новые объемы, а они не хотели конкурентов.

Слушая Юрия Евдокимова, я задумалась, что конкуренция уютной Апатитско-Кировской агломерации пошла только на пользу: ледовые арены, ФОКи, рестораны на вершинах гор, развитие туризма и города-курорта, реконструкция улиц, брендирование, возрождение поселков типа Коашвы и многое другое. Кировск и Апатиты стабильно появляются в новостной повестке, и не только в связи с криминалом.

Но ведь есть и то, что не удалось… Юрий Алексеевич не скрывает от наших читателей своих сожалений. Не хватило сил на апатитовое месторождение «Сокли», что находится на границе с Финляндией, в районе Ковдора. Туда хотели пустить железнодорожную ветку из Кандалакши сразу на Ковдор, а потом на берег Ботнического залива. Очень сожалеет о Штокмане - слишком много сил было вложено в него: и партнеров иностранных нашли, и землю в районе Териберки выделили, и к запуску были готовы. Но, увы…

- Кто-то сверху решил, что мы торопимся. А может, предвидел, как будут развиваться отношения с Западом. А без их технологий мы на шельфе ничего не можем.

Отношения с соседями

Горечь слышна в словах Юрия Алексеевича, когда он говорит о работе с зарубежными партнерами. Горечь оттого, что все сломалось и потерялись контакты. И гордость за проделанную работу.

- Когда началась охота на шпионов, мы с председателем губернского правления Тромс Рональдом Риндестю сидели у него дома перед телевизорами, смотрели и говорили, что, несмотря ни на что, будем дружить. И то же самое с губернатором Финнмарка Гюннером Хённёй: он ко мне приезжал на юбилей, я - к нему. Мы дружили и по-настоящему жили в одном регионе, понимали, что это наш общий дом. Мы гигантские норвежские деньги смогли привлечь, чтобы начать работать [с ядерными отходами] в губе Андреева, Сайде-губе. К нам было очень большое доверие. За 11 лет ни одного нарекания от зарубежных партнеров. Ни одного!

- Ну, прям-таки ни одного, Юрий Алексеевич, - засомневалась я. - Мы вот за последние годы очень привыкли к ощущению, что деньги уходят в никуда.

- Если бы ты приехала ко мне в Питер, я бы показал тебе один интересный документ. Мы реализовывали очень много проектов, например, замену РИТЭГов на маяках (радиоизотопный термоэлектрический генератор. – Ред.) и их утилизацию. 157 маяков и навигационных устройств по всему побережью Баренцева моря мы переоборудовали на солнечные батареи и помогли гидрографической службе Северного флота. Представь, решения принимались на уровне двух губернаторов: он имел полномочия от своего правительства и получал деньги, а я имел полномочия от «Росатома» визировать договоры на привлечение этих денег.

Когда с такой же инициативой выступил Балтийский флот, Норвегия согласилась участвовать в проекте только при условии, что работу будет выполнять правительство Мурманской области. На соглашении поставили подписи командующий Балтийским флотом, директор Курчатовского института, руководитель «Росатома» и губернатор Мурманской области. И именно этот документ хотел показать мне Юрий Алексеевич, приглашая в Санкт-Петербург. Может, и стоит съездить?

- Вот это было доверие! Вот так мы работали! И никакой коррупции! - восклицает Юрий Евдокимов, а я вздыхаю.

Действительно, такое сотрудничество сейчас кажется образцовым, а за столь тесные контакты с зарубежными партнерами в современной России можно попасть в список иностранных агентов.

Пандемия и планы

В прошлом году в своем любимом доме в Опочке Юрий Алексеевич и провел весь карантин. Дочка как узнала, что объявили самоизоляцию, так и отправила своих родителей на берег реки Великой. Народный губернатор старался не выезжать в город, меньше контактировал с людьми.

- А потом сдал кровь, и оказалось, что у меня много антител, значит, я переболел. Но я даже этого не заметил. Все равно тревожно. Но я не унываю, у меня тут внуки, рыбалка, работы много: вот прямо сейчас дрова рублю для своего дома, а ты меня отвлекаешь, – подсмеивается надо мной Юрий Алексеевич.

Кстати, о рыбалке. В нашем разговоре он упомянул случай, что поймал однажды окольцованную семгу. Умелый гид снял метку с чешуйками и отправил в компанию НАСКО для участия в лотерее. Юрию Алексеевичу перечислили за это вознаграждение - 1500 долларов. И всю эту премию он сразу же отдал на акцию «Спаси ребенка». Такие шаги открывали возможности для операций детям не только в России, но и в Германии, Армении, Чехии.

- Скоро, наверно, после пандемии, в Мурманскую область пригласят - вручать награду «Почетный житель Мурманской области». Обязательно приеду. Соскучился, - обещает народный губернатор.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Марина Ковтун о своем возвращении в политику Мурманской области: "Полная брехня". Экс-губернатор Мурманской области опровергла слухи, что снова будет у власти в регионе (Подробности)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам:

Редакция 8 (991) 671-16-33, 8 (991) 670-27-30, 8 (902) 035-12-31

Почта red@kpmk.ru