Звезды

Как прочувствовать дух времени: История уникального музея под открытым небом в Умбе

Древнюю поморскую тоню практически с нуля восстановили в 90-е годы
Поморская тоня в Умбе берет начало в 1580 году. Фото: Наталья Очева

Поморская тоня в Умбе берет начало в 1580 году. Фото: Наталья Очева

Вдали от больших городов, на берегу Белого моря, где тихо шумит прибой и расстилается густой лес, находится живописное и поистине уникальное место, которое стоит посетить каждому, кто хочет узнать больше об истории родного края и окунуться в удивительный мир прошлого северных народов.

Речь об историко-этнографическом комплексе «Тоня Тетрина» в Умбе. Благодаря известному в Мурманской области краеведу и поисковику Александру Комарову и его сыну Дмитрию Комарову это место ожило и каждый год привлекает к себе все больше туристов.

Александру и Дмитрию Комаровым удалось восстановить тоню максимально достоверно. Фото: Личный архив Дмитрия Комарова

Александру и Дмитрию Комаровым удалось восстановить тоню максимально достоверно. Фото: Личный архив Дмитрия Комарова

Точка отсчета

С тони начинается любая поморская деревня, то есть морской хутор, или попросту место, где идет лов рыбы. "Тоню Тетрина" северяне восстанавливали с 1999 года, вложив в это дело душу. Тогда-то и началась ее новейшая история.

- Когда мы только прибыли на тоню, которая известна с 1580 года, тут были лишь протекающий ледник (погреб), пресная лужа на месте колодца и множество остатков различных построек. В лесу пряталась обжитая браконьерская стоянка. Мы оформили землю и рыбопромысловый участок для промысла сельди, когда это еще было реально осуществить. У нас два раза браконьеры сжигали вагончики, в которых мы жили первое время. Но рыбаки в итоге увидели наши серьезные намерения, нашу цель и оставили нас в покое. Рыбак с рыбаком всегда должен уметь договариваться. Море большое, а у местных добытчиков и так много забот и проблем, - рассказывает Дмитрий Комаров.

Когда территории изучили, стало ясно, что под прибрежной поляной кроется крупная тоня. Кованые гвозди и наслоения построек под осыпающимся берегом говорили также и о древности поселения. Дмитрий и его отец решили заняться историческим экспериментом – восстановить поморскую тоню по имеющимся документам и остаткам строений и сооружений. У Александра Комарова на тот момент уже был нужный для этого опыт.

- Первым делом поставили поморский поклонный крест на месте старого, от которого осталась лишь нижняя сгнившая часть. Затем нашли и вычистили колодец, еще пришлось заменить старый сруб. От погреба остались только стены. Помещение вычистили, заменили сгнившие детали, поставили новое перекрытие и крышу. На месте промысловой избы оставался нижний венец сруба, сруб фундамента русской печи и остатки крыльца. Изба также была восстановлена на старом месте, - вспоминает Дмитрий.

Возродившись, как феникс из пепла, это место стало уникальным музеем под открытым небом. По словам создателей, это первая и единственная тоня, восстановленная максимально достоверно, одна из 500 ранее существовавших.

- На Терском берегу уцелевших древних тоней сохранилось всего около 10, но они не передают духа прошлого - крыши покрыты андулином, на окнах - стеклопакеты, стены обшиты доской и сайдингом. Так что тоню с сетницами, тесом, полным хозяйственным комплексом уже не найти, - отмечает наш собеседник.

Уникальный музей каждый год посещает множество туристов. Фото: Алена Барсукова

Уникальный музей каждый год посещает множество туристов. Фото: Алена Барсукова

Вдали от цивилизации

Сегодня тоневой комплекс состоит из двух десятков промысловых и бытовых построек. Все сооружения стоят на прежних, исконных местах и представляют собой единый историко-этнографический комплекс. Рядом находится саамская выставка, посвященная народу, жившему вместе с поморами на этом берегу, а также экспозиция о жизни Терского Беломорья во время войн за Арктику.

- Здесь больше тысячи экспонатов. Некоторые из них - фоновые, которые дают представление о той или иной деятельности поморов. Но есть и много уникальных, говорящих, которых нет в других музеях. Например, выколотка лучшего в Умбе мастера для изготовления блесен, документы, повествующие о событиях 1917 года, кованый гарпун для добычи камбалы в отлив. Все не перечислить. Путешественники приезжают к нам по несколько раз, потому что все сразу охватить сложно. Желающих больше, чем мы можем принять, поэтому летом экскурсии идут только по записи, - рассказывает основатель «Тони Тетрина».

Посетители могут не только побывать на экскурсии, потрогать экспонаты, понять образ жизни поморов на историческом месте, но и прочувствовать все на себе. Как и сотни лет назад, на тоне парит восстановленная солеварня, на покатях стоят деревянные суда, готовые выйти под парусом в море, а в леднике лежит заготовленный с зимы снег для хранения продуктов. Путешественник может отведать блюда поморской кухни из посуды, которая использовалась на этих берегах сотни лет назад, попробовать соль, выпаренную из моря, как в XVI веке. Настоящая машина времени, только без магии кино…

- Важно не только собрать экспонаты, но еще и сохранить их. Поэтому много времени, сил и средств уходит в нашем комплексе и на это. Развитие музея пошло в гору потому, что людям это интересно. А мы стали создавать им возможность в разном виде быть и соучастниками исторических экспериментов. И как минимум пожить на старой тоне без современных условий жизни - без электричества, телевизора, интернета и прочих благ. Для многих открытие, что возможно окунуться в условия жизни бабушек и прабабушек и прочувствовать этот опыт на себе, - объясняет Дмитрий Комаров.

В день на «Тоне Тетрина» бывает по три-четыре экскурсии. Каждая из них длится полтора часа, но иногда и затягивается, так как у посетителей много любопытных вопросов. Попасть в поморский уголок не так-то просто, но уж если оказался там, то без впечатлений точно не уедешь.

- Мы находимся в 30 километрах от Умбы, и 7 километров из них проходят по лесу, 1 километр - по морю, которое нужно пересекать во время отлива. Считаем, что такой сложный способ доставки туристов нам только помогает, потому что приезжает только тот, кто действительно хочет приехать, и это показывает важность и заинтересованность этим местом. У нас человек получает не просто историю. Он может прочувствовать дух времени, - говорит северянин. – Мы поведаем, откуда пошел русский человек на Мурман, сколько времени и сил ему потребовалось, каких результатов он добился и как важно не потерять достигнутого. Наши экскурсии - это не про вещи, не рассказы о величии в прошлом или бедах. Это история о будущем. История – это процесс становления настоящего.

Туристы всегда уезжают отсюда с массой впечатлений. Фото: Алена Барсукова

Туристы всегда уезжают отсюда с массой впечатлений. Фото: Алена Барсукова

Будущее тони

Сейчас поморская тоня имеет два параллельных пути развития. Первый – как музей под открытым небом, а второй – как точка для проживания, турбаза. Приходится соблюдать тонкий баланс между историчностью и комфортом. Например, и основатели «Тони Тетрина», и ее посетители категорически против проведения здесь электричества, но в то же время с энтузиазмом восприняли постройку канализационной системы.

- Мы постоянно совершенствуем исторический облик тони, отказались от шифера в пользу теса, от современной посуды в пользу керамики, сделанной по историческим аналогам, построили солеварню. В планах у нас возведение еще ряда традиционных поморских построек, а также попробуем заняться созданием неолитической стоянки по материалам археологов Института истории материальной культуры РАН, - уточняет собеседник. - Мы собираемся сделать историко-этнографический комплекс местом притяжения энтузиастов и исследователей Арктики. Так, у нас базируется парусный карбас реконструктора Владимира Щетанова, создан стенд о флоре по последним исследованиям биологического факультета МГУ, а в стадии разработки находятся стенды по арктическому неолиту и геологии полуострова Турий геологического факультета МГУ.

Пока в несбыточных мечтах у Дмитрия и Александра - установка традиционных неводов и других способов лова, чтобы гости тоже могли участвовать в процессе.

- Раньше у нас стоял невод, но сегодня это невозможно. В Умбе отсутствует рыбозавод, получить рыбопромысловый участок практически нереально, так как, по закону, нужно обладать рыбоперерабатывающими мощностями. Все орудия лова строго регламентированы. Ловить можно только на удочку и ярус. А так много не поймаешь, если поймаешь хоть что-то… Сегодня легально добывать рыбу, а тем более традиционными орудиями лова, мы возможности не видим, - вздыхая, объясняет северянин.

Свою лепту в жизнь «Тони Тетрина» внесла и пандемия коронавируса. В прошлом году половину сезона уникальное место практически не принимало гостей, так как регион был закрыт для туристов. Когда же ограничения ослабли, посетители хлынули вновь, стремясь вырваться из четырех стен и вдохнуть глоток свежего морского воздуха.

В тоне каждый может пожить без благ цивилизации, если захочется. Фото: Марина Табейкина

В тоне каждый может пожить без благ цивилизации, если захочется. Фото: Марина Табейкина

КОНКРЕТНО

Существуют две версии происхождения топонима "Тоня Тетрина"

Он мог появиться благодаря птице. «Тетеревинная» – тетеревов здесь больше, чем в других местах, даже сейчас, при множестве охотников. Или от слова «третинная»: уловистая, результативная тоня (рыболовное место) на ежегодных торгах была дорогая, ее могли купить для промысла три хозяина, объединившись в артель. Каждый потом имел от общего улова треть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Все о саами не выходя из дома. В Заполярье стартовал цикл познавательных онлайн-мероприятий «ЭТНОestafette» (Подробности)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам:

Редакция 8 (991) 671-16-33, 8 (991) 670-27-30, 8 (902) 035-12-31

Почта red@kpmk.ru