Досуг6 марта 2015 12:27

"Книга жизни"

Бессмертный карнавал

«Книга жизни» (режиссер Хорхе Р. Гутьеррес)

В почитаемый мексиканцами День мертвых, повелитель мрачной Страны забытых Шибальба предлагает пари своей возлюбленной Катрине, что правит красочной Стране незабытых. Загробные властители спорят на судьбы трех юных, дружащих с пеленок, обитателей крошечного городка Сан-Анхель – Марии, Хоакина и Маноло. Мальчишки стремятся завоевать сердце неукротимой маленькой красавицы. Шибальба делает ставку на бесстрашного Хоакина, выбор Катрин падает на лиричного Маноло. Спор растянулся на годы. Мария уехала на учебу в Испанию, а Хоакин и Маноло остались в Сан-Анхеле. Первый стал доблестным воином, а второй – способным тореадором, лелеющим в душе надежду о музыкальной карьере. И вот Мария возвращается в город. Именно сейчас и суждено решиться исходу пари. Любовь и смерть сплетутся воедино, чтоб дать ответ на жизненный вопрос…

Пока Тим Бертон работает в несвойственной ему манере (оптимистичные «Большие глаза»), кто-то снимает как настоящий Бертон. И этот кто-то – Хорхе Р. Гутьеррес. Мексиканский режиссер-дебютант, найденный и усаженный в кресло-постановщика своим соотечественником, мастером магического реализма Гильермо Дель Торо, создает красочный и увлекательный мультик о загробных мирах, оказывающихся на поверку не такими ужасными, как мы привыкли о них думать. Будь бы упомянутый Тим родом из условного Акапулько «Труп невесты», «Франкенвини» и «Кошмар перед Рождеством» вполне могли выглядеть как «Книга жизни».

Мексиканская традиция поминать мертвых значительно веселее (да не обидит никого такая трактовка), чем это делаем мы, накладывает свой отпечаток на настроение всего фильма, заряжая зрителя (и маленького, и большого) простой и правильной философией: любовь бессмертна, никто не исчезает бесследно, пока живет наша память.

Яркая и отчасти нестандартная (в современном представлении) анимация погружает в атмосферу карнавала, где каждый из множества персонажей – отдельная боевая единица, работающая над созданием жизнерадостной ауры с поразительно уместным мрачным оттенком. В последнем компоненте чувствуется рука и дельный совет маэстро Дель Торо, умеющим рассказывать страшные сказки с идеально выстроенным антуражем.

И пока дети будут наслаждаться буйством красок и захватывающим калейдоскопом сюжета (путешествие в царство мертвых и обратно обставлено небанально и весело), взрослые непременно растянутся в довольных улыбках, поглощая нон-стоп из хлестких и смачных шуточек. Иногда за гранью 16+ («Нужна лишь просто подходящая песня. Поверь мне. Это же ясно, как дважды два четыре! Да, мы уже были в четырех барах. Дважды!»).

О песнях мы заговорили не случайно. «Книга жизни», помимо мультипликационных достоинств, является еще и едва ли не полноценным мюзиклом. За это скажем спасибо еще одному латиноамериканцу. Аргентинец Густаво Сантаолалья два года подряд брал «Оскар» за лучшую музыку к фильмам («Горбатая гора» и «Вавилон»), до и после активно сотрудничая с триумфатором нынешнего киносезона Алехандро Гонсалесом Иньярриту (сегодня от родины Текилы мы никак не уйдем). Преисполненный лиричных ноток саундтрек не ограничивается вариациями на тему латиноамериканского музыкального фольклора, но и изобилует мировыми хитами, неожиданно и удачно аранжированными, и отлично вплетенными в сюжетную канву.

«Книга жизни» хоть и описывает события глубокой осени (День мертвых празднуют в начале ноября), но все равно действует, как отменный весенний будильник. Пора просыпаться. Бессмертный карнавал жизни продолжается. Играй всем сердцем. Вива ла Мексика!