Досуг30 января 2015 11:47

«Бёрдмэн или Неожиданное достоинство невежества»

Сейчас вылетит птичка

«Бёрдмэн или Неожиданное достоинство невежества» (режиссер Алехандро Гонсалес Иньярриту)

Еще свежи в памяти те времена, когда Ригган Томпсон был звездой экрана, прозорливо облачившись в костюм супергероя Бёрдмэна. Теперь все это в прошлом и узнающие его иногда поклонники являются словно горькой иронией былой славы. Нынче же Томпсон вынужден фактически создавать себя заново, для чего берется ставить спектакль на Бродвее по новеллам Раймонда Карвера. В дело он вкладывает все свои сбережения. До премьеры — всего ничего. Однако трудности валятся на Риггана, как снежный ком. На замену внезапно выбывшему актеру приходит модная звезда Майк Шинер. Это должно добавить проекту популярности, но вносит лишь невероятный сумбур из-за исключительной нахальности новичка. Нынешняя подружка Томпсона извещает о беременности, а его взрослая дочь опять увлеклась наркотиками. К слову, и та и другая работают вместе с режиссером над постановкой! В соседнем с театром баре сидит злобная критикесса подбирая самые язвительные эпитеты, чтобы расплющить и премьеру и ее постановщика... Дополняет картину творческого безумия внутренний голос, звучащий в голове Томпсона от имени... Бёрдмэна и убеждающий актера вновь нацепить на себя геройскую униформу...

Мексиканец Иньярриту, сверкнув в 2000-м «Сукой-любовью» зарекомендовал себя

как режиссер драм, зачастую с нелинейным повествованием, плавно перетекающих в трагедию. На юмористическую тропку Алехандро Гонсалес до сей пор не становился, хотя назвать «Бёрдмэна» комедией можно с определенной долей условности. Это история на стыке работ Вуди Аллена и братьев Коэнов, где «Сладкий и гадкий» плавно перетекает в «Пули над Бродвеем», а «Внутри Льюина Дэвиса» идет плечом к плечу с «Бартоном Финком». Хотя, к счастью синефилов, в ленте вы найдете столько отсылок к мировому кинонаследию, что пальцы загибать можно каждую минуту и не по разу.

Это веселый и грустный одновременно рассказ о жажде успеха и проекции неудач на этом пути на личную жизнь главного персонажа и всех, кто его окружает. Лицедейское закулисье Иньярриту не пытается высмеять или оскорбить (еще бы, он ведь и сам из этого цеха), а напротив показывает творческую братию обычными людьми, незаурядность которых проявляется лишь в лучах софитов. В иное время они могут быть лузерами, каких свет не видывал и жаждут получить инъекцию славы, чтобы отречься от мирских забот.

Соотечественник Иньярриту Эммануэль Любецки второй год подряд заставляет до боли отбивать ладоши в свою честь. В «Гравитации» его виртуозная камера гипнотически растворяла нас в глубинах космоса, сейчас же на 2 часа словно делает зрителя частью декорации, способной со стороны безотрывно наблюдать муки творчества. Мексиканский оператор умудряется показать несколько дней из жизни театральной труппы фактически в одном непрекращающемся кадре, а монтажные ножницы отброшены за ненадобностью.

В таких условиях актеру приходится быть в образе в каждую минуту, что камера обратит свой взор именно на него. И это состояние боеготовности открывает лучшие стороны Эдварда Нортона (тот самый наглец Майк), Эммы Стоун (дочь Риггана), Наоми Уоттс (партнерша по спектаклю), Андрэи Райсборо (партнерша по жизни), Зака Галифианакиса (фактически завхоза, совмещающего функции агента по кастингу, юриста и т. п.).

И, конечно, «Бёрдмэн» - неожиданный подарок судьбы для Майкла Китона. Надо ли говорить, что ему самому история Риггана ой, как знакома. На рубеже 80-х-90-х Китон собирал сливки от экранного геройства в образах Бэтмена и Битлджуса в работах Тима Бертона, а после почти два десятилетия пытался воспользоваться полученными дивидендами, но медленно скатывался на задворки Голливуда. Порох в пороховницах не отсырел. Мы рады возвращению, Майкл. Больше не пропадай.

Отдельные словесные дуэли ленты держат в напряжении не хуже триллера. Смотреть на это хочется не отрывая глаз и держа ушки на макушке. В не лощенном «Бёрдмэне» вообще есть много всего, что принято называть магией кино. А вынужденный проход главного героя в неглиже сначала по Тайм-скверу, а потом сквозь наполненный зрительный зал – возможно одна из лучших и запоминающихся сцен года.

Внимание, сейчас вылетит птичка. Улыбайтесь.