2016-08-24T02:30:45+03:00

Мурманский календарь. Печенгу отдали Финляндии в интересах мировой революции

В этот день 142 года назад – 24 (12 по старому стилю) ноября 1872 года – родился советский дипломат Георгий Васильевич Чичерин
Иван ГАНИН
На снимке: (Слева-направо) Члены коллегии НКИД Максим Литвинов, Георгий Чичерин и Лев Карахан. 1923 год. Фото с сайта http://i1051.photobucket.comНа снимке: (Слева-направо) Члены коллегии НКИД Максим Литвинов, Георгий Чичерин и Лев Карахан. 1923 год. Фото с сайта http://i1051.photobucket.com
Изменить размер текста:

В январе 1918 года Чичерин вернулся из эмиграции в Советскую Россию и был назначен заместителем наркома иностранных дел Льва Троцкого. С 9 апреля, после перехода Троцкого в военный наркомат - стал и.о. наркома иностранных дел. С 30 мая 1918 года Георгий Васильевич - народный комиссар по иностранным делам. «Чичерин — работник великолепный, добросовестнейший, умный, знающий. Таких людей надо ценить. Что его слабость — недостаток «командирства», это не беда. Мало ли людей с обратной слабостью на свете!» — охарактеризовал Чичерина Ленин в июле 1918-го.

Как нарком иностранных дел РСФСР Георгий Васильевич занимался всеми важнейшими внешнеполитическими делами. В том числе и теми, что касались Мурмана. 6 марта 1918 года в Мурманске высадился английский десант – началась иностранная интервенция. Чичерин вспоминал о том, что предшествовало этому: «У меня был весьма драматический разговор по прямому проводу из Кремля с Юрьевым председателем Мурманского совета. Я взывал к его долгу перед советской властью, говорил о всемирно-исторической ответственности, умолял его сопротивляться захватчикам до последнего, умереть, но не сдаваться. Он отвечал скептически, насмешливо, не веря в дело советов и подчеркивая необходимость покориться превосходящим силам. Этот самый Юрьев подписал от имени Мурманска договор с британцами, дав им законный предлог оккупировать Мурманск. Позже, когда Антанта очистила север, Юрьева расстреляли».

Убедившись, что интервенция на Севере стала случившимся фактом, Чичерин попытался использовать противоречия между иностранными державами. В июне 1918 года он послал одного из своих помощников, левого эсера Вознесенского для переговоров с дипломатическими миссиями Антанты в Вологде. Вознесенского приняли британский поверенный в делах Фрэнсис О. Линдли, французский посол Жозеф Нуланс и американский посол Дэвид Фрэнсис. От имени Чичерина он заявил им, что советское правительство не воспротивится военным действиям Антанты против немцев в Финляндии, но окажет вооруженное сопротивление, если англо-французские войска продвинутся до линии КандалакшаОнега по направлению на юг. «Войска Антанты уже высаживались в Мурманске, - пояснял свои действия Георгий Васильевич. - Правительства Антанты заявили, что это было направлено только против немцев в Финляндии, и англичане направлялись в Финляндию, они формировали финский стрелковый корпус, В этот момент мы поймали их на слове: «Если вы говорите, что направляетесь только в Финляндию, пообещайте нам, что не продвинетесь к Кандалакше и Онеге, против нас». Впрочем, вологодские дипломаты этого так и не пообещали.

Тогда советское руководство решило использовать в своих целях воевавшую с Антантой Германию. «Когда в августе (1918 года – И.Г.) Антанта уже фактически вела против нас войну, - рассказывал Чичерин, - заняв Архангельск и продвигаясь от него к югу, действуя на востоке при помощи чехословаков и на юге толкая вперед «добровольческую армию» Алексеева, Владимир Ильич (Ленин – И.Г.) сделал попытку использования антагонизма двух воюющих империалистических коалиций для ослабления натиска шедшей вперед Антанты. После долгого совещания с Владимиром Ильичем я лично поехал к новому германскому послу Гельфериху, чтобы предложить ему условиться о совместных действиях против Алексеева на юге и о возможности отправки германского отряда, по соглашению с нами, для нападения на антантовские войска у Белого моря. Дальнейшее развитие этого плана было прервано внезапным отъездом Гельфериха».

Чичерин принимал непосредственное участие в передаче Печенги Финляндии, хотя настоял на этом, в первую очередь, все-таки Ленин. Договор с Суоми, согласно которому район Печенги становился финской территорией, был подписан в Тарту 14 октября 1920 года. Сохранилось письмо Георгия Васильевича, датированное 8-м июля 1921 года, где он объясняет свою позицию. «Мы уже много раз говорили о том, что самоопределение есть принцип, применимый в общем и целом, а не в отдельных географических пунктах, - сообщал Чичерин. - Во всех наших договорах, не только в Брестском, но и во всех последних наших договорах, мы по отношению к отдельным местностям нарушали этот принцип. Мы отдали Эстонии чисто русский кусочек, мы отдали Финляндии Печенгу, где население этого упорно не хотело, мы не спрашивали Латгалию при передаче ее Латвии, мы отдали чисто белорусские местности Польше. Это все связано с тем, что при нынешнем общем положении, при борьбе Советской Республики с капиталистическим окружением верховным принципом является самосохранение Советской Республики как цитадели революции. Ради этого верховного принципа приходится идти на договоры с буржуазными государствами, в которых наши принципы не осуществляются. Ради этого же принципа приходится настаивать на удержании каких-либо географических пунктов, необходимых самому существованию Советской Республики, т. е. для верховного принципа ее самосохранения. Мы руководствуемся не национализмом, но интересами мировой революции».

Чичерин оставался народным комиссаром иностранных дел (теперь уже СССР) до 21 июля 1930 года. Умер он в 1936 году.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Мурманский календарь»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также