Премия Рунета-2020
Мурманск
+20°
Boom metrics
Политика28 декабря 2010 22:00

Пропавшие в Мурманской области солдаты до сих пор не найдены

Куда они делись, не может сказать никто
Источник:kp.ru

Печенгский район встретил нас утренним полумраком, характерным для полярной ночи, и 30-градусным морозом. В давшем название муниципальному образованию поселке в 10 утра на улицах явно не час пик: редкого прохожего днем с огнем не сыщешь (численность населения, кстати, не дотягивает и до трех тысяч). Поэтому на то, чтобы спросить, как проехать к администрации Печенги, мы потратили минут 20. И лишь встреча с двумя быстро шагавшими, чтобы не замерзнуть, сержантами помогла нам сориентироваться, куда двигаться. Заодно спросили про тех, ради кого приехали:

- Ребята, а вы часом про пропавших срочников ничего не слышали?

- Да, слышали, конечно. Весь район в курсе. Я пять лет в Печенге - и ничего со мной не было. Они ведь дембеля были. Такое положение позволяет спокойно дослуживать, а не на косяки нарываться.

Что и как было на самом деле в этой истории, не знает на данный момент, наверное, никто. Ну, по крайней мере, пролить свет на таинственное исчезновение двух солдат пока не решился ни один желающий. Андрей Чечнев из Вологодской области и Денис Андреев, призванный из Карелии, как сквозь землю провалились. Собирались на дембель, а вышло вон как. Найти их не могут почти три месяца. Ушли из части на дискотеку в соседний городок Заполярный и не вернулись. В ноябре, когда отец Андрея Чечнева написал заявление в органы, милиционеры сказали, что военные слишком долго тянули с поисками.

Хотя, по словам командования бригады, искать ребят начали уже на следующие сутки. Через 4 дня уже были возбуждены уголовные дела о самовольном оставлении части.

Предположительно в этом ночном клубе в последний раз видели ребят.

Предположительно в этом ночном клубе в последний раз видели ребят.

Фото: Елена КОВАЛЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Кстати, невеста одного из пропавших - Галина Серова - рассказывала, с ссылкой на сослуживцев жениха, что парни подрались в баре с местными дагестанцами... Вдобавок случилось это в районе, о котором еще три года назад ходила дурная слава, связанная как раз с беспорядками в «военном царстве». Тогда вся Мурманская область была наслышана о беспределе некоторых контрактников в Печенге, Никеле и Заполярном, которые не давали покоя ни себе, ни людям (рассказы очевидцев событий ниже). Те ужасные истории потихоньку ушли в прошлое - и вот вдруг новые неприятности. Сначала летом при «странных» обстоятельствах погиб призывник из Кировска Артем Харламов, а сейчас вот пропали Чечнев и Андреев.

«С ножами по улицам за нами никто не бегает»

Подъезжаем к администрации поселка Печенга. Неподалеку от нее зияет, как бойницами, пустыми окнами, в которых гуляет ветер, торговый центр «Печенга». В администрации поселка нас встречают как дорогих гостей.

- Вы располагайтесь, пейте чай-кофе, а я пока позову командование части и одного из наших депутатов. Он, кстати, тоже военнослужащий, - с ходу предлагает зам. главы администрации Печенги Наталья Баранова.

Пока мы ждем приглашенных, Наталья Геннадьевна рассказывает о своем взаимодействии с военнослужащими и опровергает слухи о сохранившейся напряженности между контрактниками и местным населением.

В торговом центре «Печенга» нынче гуляет ветер.

В торговом центре «Печенга» нынче гуляет ветер.

Фото: Елена КОВАЛЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Три года назад наш коллега был в ваших краях и неприятно поразился происходившим. Жалобы на военных от местного населения шли постоянно. А сейчас как?

- Все совсем по-другому. Никакой напряженности я лично не наблюдаю. У некоторых моих сотрудниц мужья служат, часть из них по контракту. Солдаты частенько помогают в каких-то мелочах. Как мне кажется: все дружно и мирно. Я сама живу в Заполярном, работаю в Печенге. Там и тут спокойно ходим - никаких опасностей. Вечером, ночью - когда угодно. У меня дочери 17 лет. В Заполярном ходит на дискотеки - все нормально. Все целы и здоровы. Может быть, частные случаи и происходят на бытовой почве, но это есть везде, а не только у нас. А с ножами по городу за нами никто не бегает...

- Вы знаете, у нас на сайте при обсуждении истории с пропавшими солдатами и прочих ЧП в районе часто всплывает кавказский след.

- Форум - это форум. Наша газета «Печенга» форум просто закрыла. Там порой начинался такой бред, причем зачастую с целью явной провокации. Межнациональных конфликтов никогда не видела. У нас в совете депутатов вообще интернациональный состав.

- А что вы знаете об истории с пропавшими ребятами?

- Узнала сама об этом из Интернета и была очень шокирована. Понятно, что молодежи хочется на дискотеку. И солдаты - не исключение. Но искать в этой истории дополнительную подоплеку не хочу.

«Пропали - это когда зашли враги и украли»

Нашу беседу прерывает появившийся зам. командира мотострелковой бригады (в которой и служили пропавшие солдаты) Вадим Саулькин.

- Возмущен тем, что информация на страницах «КП» была опубликована на основании заявления одной стороны - родственников Чечнева. Мнения другой стороны, то есть командования части, никто не спросил. У всех сложилось определенное мнение, и мы сегодня должны оправдываться. Ребята так до сих пор и не нашлись. Они не пропали, они сбежали - это разные вещи, - категоричен полковник. - Пропали - это когда зашли враги и украли. У нас не тюрьма. Солдаты сами ушли - это самовольное оставление части. Родители знали об этом от командования части на следующий день. И родители уже здесь были, и брат, и невеста. Распространяются неправдивые сведения, что одного солдата мы хотели уволить раньше (об этом рассказывала Галина Серова. - Ред.). Это же бред! По закону - день в день. Уволить раньше мы не имеем права. В армии об этом все знают. Сейчас отпуск солдатам срочной службы не положен - и поэтому они увольняются ровно через год после призыва.

Понять руководство части можно, один из предыдущих наших материалов действительно был приведен без мнения военных, но не потому, что мы их не спросили, а потому что нам просто не ответили. У них есть своя процедура, по которой на общение с журналистами должна дать разрешение пресс-служба Западного военного округа в Питере. На это может уйти месяц. Ждать в такой ситуации, когда родные пропавших просят о помощи - непозволительная роскошь.

В этой части служили пропавшие срочники.

В этой части служили пропавшие срочники.

Фото: Елена КОВАЛЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

«Раньше были бетонные стены, а теперь - сетка-рабица»

В беседу тем временем вступает депутат Печенгского поселкового совета Геннадий Каминский. Сам он, кстати, тоже военный: старший прапорщик, старшина полигона 200-й мотострелковой бригады. Подключился к поискам парней, даже провел некоторое расследование, правда, безуспешно. Хотя и рассказал несколько интересных подробностей.

Геннадий Каминский подключился к поиску парней, даже провел свое расследование, правда, безуспешно.

Геннадий Каминский подключился к поиску парней, даже провел свое расследование, правда, безуспешно.

Фото: Елена КОВАЛЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Служу уже 21 год именно здесь, в Печенге, многое знаю. Я и с отцом Чечнева встречался. Их все ищут. Отец, командование бригады, прокуратура, органы милиции, другие военнослужащие. Мы ведь нормальные люди - эта ситуация требует участия, - рассказывает Геннадий Анатольевич. - Ребята покинули часть в 2 часа ночи. Самовольно, как ни крути. Пошли в «Гелиос» (дискотека в Заполярном. - Ред.), посидели, попили - утром исчезли. Если бы они не покидали пределов части - ничего бы не случилось. Тема дедовщины здесь и не рассматривается даже - одному было 2 недели до дембеля, другому - пару месяцев. Грани дедовщины, если сегодня говорить, вообще стираются. Уже через полгода службы солдат готовится стать старослужащим. Может, где-то маленькие проявления и есть, врать не будем. Но с этим очень сильно борются все. Да к тому же призывник приходит всего на год - его стараются быстрее всему научить... Но вернемся к парням. Мы и батюшек из Трифонова Печенгского монастыря подключали (там в начале 2000-х часто прятались сбежавшие из бригады солдаты. - Ред.). Пока все тщетно.

- Но как же они так спокойно вышли из части?

- Да мало ли способов. Это же не тюрьма. Уходят либо через забор, либо через КПП. Там стоят те же срочники. Неужели им трудно выйти оттуда? Раньше были бетонные заборы - сейчас максимум сетка-рабица. По моей информации, они не в первый раз часть покидали самовольно. А так для официального выхода увольнительная записка должна быть. Но так как у нас между некоторыми подразделениями бригады - более 25 км, то для того, чтобы например, из Печенги выехать в Заполярный, военнослужащий должен получить еще и отпускной билет. В отпуск на двое суток например. Такой делают, когда родители навещать приезжают. Но тут, еще раз подчеркну, солдаты вышли в 2 часа ночи! Есть распорядок дня военнослужащего, и в это время в увольнение вас никто не отпустит. Тем более ребята выпили. Срочникам категорически запрещено употребление спиртного. Тупик - не можем понять, что случилось. Расспрашивали многих, всех, кого возможно. Скажу вам честно - мне непонятно. По одной версии, они вроде как сняли 7 тысяч с карточки. Откуда такие деньги? Неизвестно. Все-таки срочники получают 400 рублей всего. Откуда деньги пришли? Действительно ли они снимали? Кто перевел? Родители говорят, что не переводили. Даже в уме не укладывается. Работают все звенья, но пока не удается достичь результата.

За вымогателями гонялись на машинах

Мы собираемся ехать в Луостари посмотреть на часть, где служили Чечнев и Андреев, а депутат Каминский по дороге предельно честно отвечает на наш вопрос о бесчинствах контрактников несколько лет назад.

- Да, тогда был большой контингент контрактников, которые получали большие деньги. Они и сами дурака валяли, и стихийно образованные ОПГ с участием лиц кавказской национальности не дремали… - вспоминает Геннадий Анатольевич. - Мы с ними сражались сами, даже без милиции. И даже без командования. События были чуть ли не как в Кондопоге, правда, они не вышли никуда за пределы района. В определенный день люди приезжали с поборами. К зарплатам это обычно случалось. Раньше деньги не на карточку начисляли, а выдавали наличными. Определенные ребята определенных национальностей приезжали - били солдат, отбирали деньги. И с этим и командование бригады боролось, и милиция. Тогда на 19-м километре (место дислокации одного из подразделений бригады и общежития контрактников. - Ред.) они от нас убегали на машинах. «Хлопнули» мы их всех и прогнали. Были стычки между самими контрактниками, между солдатами и населением. Но сейчас этого нет.

- Почему, на ваш взгляд?

- Когда несколько лет назад был массовый набор контрактников, многие понимали, что вспыхнет вымогательство. Я сам приезжал в часть и давал свой телефон, чтобы народ звонил, если будут происходить случаи вымогательства.

Почему это прошло? Во-первых, благодаря жесткой позиции командира бригады: ни одного случая не упускалось. И жесткой позиции военной прокуратуры: любой случай конфликта между солдатами - под пристальным наблюдением. И, конечно, поменялся личный состав бригады - контрактников практически не осталось. Было 5400 человек, а осталось около 400. Поэтому и тем же вымогателям незачем сюда ездить. Им нечего здесь взять и не с кого. Контрактники, те, кто остался, - семейные в основном, некоторым под 40 лет. Таких стричь не сможешь! Да и относятся мужики к службе достойным образом. Вдобавок семья, дети, садики, школы. На глупости времени нет, да и незачем.

Сержантов теперь в грош не ставят

Возле части в Луостари, где проходили службу пропавшие солдаты, встречаемся с одним из бывших контрактников. Сейчас Виталий ушел на гражданку, но живет по соседству. Он тоже в курсе событий и даже знал пропавших Чечнева и Андреева.

- Уходить на дембель должны были 13-14 октября. Убежать просто из части они не могли: две недели до демобилизации - глупо, - рассказывает Виталий. - Взяв фотокарточки бойцов, мы проехались по увеселительным заведениям Заполярного (впрочем, их по пальцам можно пересчитать. - Ред.). В заведении «Мангал» признались, что видели пару-тройку раз этих ребят. Они там иногда драки зачинали. В общем, буйного нрава были хлопцы.

- Так как же все-таки произошло, что они так спокойно покинули часть? И чем вы вообще можете объяснить подобные случаи? Вспомните гибель Артема Харламова во время драки в Печенгском госпитале.

- Здесь двойственная ситуация. Шатает наше государство из стороны в сторону в плане военного дела. Несколько лет назад стали активно зазывать контрактников - народ пошел. Некоторые были предназначены для этого идеально, а кто-то, вырвавшись из деревни, с 7 классами образования, ничего хорошего в армию привнести не мог. Дома получал 5 тысяч, а тут сразу же 25-30! Крышу у людей срывало. Денег много, развлечений в районе маловато, не в ансамбле же выступать? Пить да кутить - вот и вся история. Они машины раз в полгода меняли - гоняли до тех пор, пока не «ушатают», потом покупали новую. Вымогали деньги друг у друга, дрались, попадали в ДТП. Набрали, называется, контрактников на свою голову. С началом очередных реформ в армии пошло сокращение. Стало потише. Но так же стали сокращать и офицеров. Их теперь осталось в 10 раз меньше, чем положено. Они в ротах практически не находятся, путешествуя из наряда в наряд с кратким пребыванием дома. Прапорщиков как таковых ликвидировали, а их функции возложили на сержантов. Раньше человек мог 3-4 года служить до получения сержантской должности, а сегодня ее дают после нескольких месяцев в учебке. Какой из него будет сержант? Как он может справляться даже с молодыми срочниками? Звание «опустили». Вот и получается, что за дисциплиной следить непросто.

Нелегкие солдатские будни. Ящики с амуницией порой приходится тащить на себе.

Нелегкие солдатские будни. Ящики с амуницией порой приходится тащить на себе.

Фото: Елена КОВАЛЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Но с контрактниками-то точно все улажено теперь?

- Да, с этим все в порядке. Они загружены работой и даже нет времени на развлечения. Да и куда податься? Ближайший кинотеатр в Мурманске, например… Иногда театры приезжают, но времени туда ходить нет. Одно развлечение - вечером в кафе. Но так как сейчас живут и служат семьями, то все спокойно. Нынче в бригаде здоровый коллектив.

Уехали в Мурманск или подались на заработки

А мы уже ищем следы пропавших ребят в Заполярном - единственном городе Печенгского района. Заходим к и. о. начальника отделения милиции № 6 Заполярного ОВД по Печенгскому району Артуру Абрамову. После исчезновения солдат на местную милицию легла двойная нагрузка. Благо общая обстановка в Заполярном (равно как в Печенге и Никеле) улучшилась.

- Правонарушений с участием военнослужащих стало намного меньше. Во многом из-за того, что контрактная служба сокращена. Солдаты теперь попадаются очень редко. С нашей стороны периодически проводились и проводятся плановые рейды совместно с гарнизонной комендатурой. Ну и плюс наши наряды: ППС, ОМОН, - рассказывает Артур Абрамов. - Если говорить об этом случае, то в «Гелиосе» проводились розыскные мероприятия. Но результатов пока нет. Отработаны все увеселительные заведения: кафе и бары. Есть версия, что кто-то видел их в Мурманске, мол, на заработки подались. Все версии отрабатываются.

Сведения о снижении правонарушений среди военнослужащих по району подтвердил и начальник Печенгского управления внутренних дел Александр Колвайтис:

- За 10 месяцев этого года на территории Печенгского района военнослужащими совершено 51 преступление. А в том году, например, за тот же период - 154. В военно-следственный отдел нами направлено по этим преступлениям 46 материалов, а в прошлом году - 141, - приводит цифры глава районной милиции. - В отношении военнослужащих в этом году совершено 19 преступлений, а в том - 49. Аналогичная динамика и по административным правонарушениям, в частности, по линии ГИБДД. В 2009-м было 2230, а в этом - 1300.

И в Заполярном, и в Печенге, и в Никеле мы наблюдали тихую и размеренную жизнь маленьких провинциальных населенных пунктов. Все спокойно.

Не спокойно лишь на душе у родителей пропавших парней. Как такое случилось и почему, мы можем не узнать еще долго. Никто не будет обелять солдат, которые нарушили правила службы, но и нельзя не отметить перекосы в нашей военной системе. В этом году, к слову, временно прекращен набор в военные вузы. А значит, офицеров больше не станет. И опять случится их нехватка, и опять кто-то за кем-то недоглядит. И вновь все вокруг будут искать виноватых. И вновь не будет ответа!

Мурманск – Печенга – Луостари – Никель – Заполярный – Мурманск.