Премия Рунета-2020
Мурманск
+8°
Boom metrics
Общество8 мая 2024 8:35

Жили под лестницей госпиталя и не выходили на улицу. Мурманчанка, пережившая блокаду Ленинграда, - о военном детстве

Раиса Николаевна долго скиталась, пока добралась на Север
Тяжелые годы юности научили северянку любить эту жизнь и улыбаться, несмотря на все невзгоды.

Тяжелые годы юности научили северянку любить эту жизнь и улыбаться, несмотря на все невзгоды.

Фото: Наталья ЛОБАНОВА.

- Заходи-заходи. Сейчас заварю тебе вкусный цикорий. Он у меня припасен для всех хороших людей, - радушно встречает «Комсомолку» Рашида Калимулловна Мадьярова, пережившая блокаду Ленинграда. В этом году северянке исполнится 87 лет.

Рашида Калимулловна – одна из немногих блокадников, живущих в Мурманске (всего их 20). Родилась она в Ленинграде, в татарской семье. Чтобы не затруднять произношением своего имени, она представляется просто - Раиса Николаевна.

Когда началась Великая Отечественная война, маленькой Рае было всего четыре годика, но даже в таком возрасте она запомнила, хоть и отрывочно, события тяжкого прошлого.

- Я пережила это время с мамой и старшей сестрой Асьмой. Сначала мы жили в доме неподалеку от места, где работали родители, - это был Политехнический научно-исследовательский институт. До войны отец трудился там слесарем-инструментальщиком, - рассказывает наша собеседница.

Тепла отеческих рук маленькая Рая так и не познала. В 1939-м, когда началась советско-финляндская война, ее отца призвали в Красную Армию. Домой он не вернулся.

- Вскоре нам прислали извещение, что папа пропал без вести. И лишь спустя годы, в 90-х, когда мы нашли архивные документы, выяснилось, что он простудился и с воспалением легких попал в госпиталь, там и скончался, - вспоминает Раиса Николаевна.

Когда наступила суровая зима 1941/1942 года, мать Раисы, Фатиха, устроилась санитаркой в военный госпиталь. Ей разрешили перевезти туда дочерей, чтобы не приходилось далеко ездить. Начались самые страшные дни блокады, когда пайку хлеба уменьшили до 125 граммов в день. Семье блокадницы, можно сказать, повезло: Раиса Николаевна не помнит сильного голода, но бытовые условия были тяжелые.

- Помню, что мы жили в тесной комнатушке под лестницей госпиталя, и я слышала, как медсестры, стуча каблуками, быстро бегут к тяжелобольным. А когда медленные шаги были, то я понимала - раненых переносят. Такое яркое впечатление осталось с малых лет, - вспоминает северянка.

В госпитале девочка, надев платье в горошек, выступала перед ранеными, читала им стихи Агнии Барто: «Наша Таня громко плачет», «Идет бычок, качается». За эти выступления, дарившие каплю света в мрачные дни, она иногда получала кусочек сахара.

Родители Раисы Николаевны трудились в Политехническом научно-исследовательском институте.

Родители Раисы Николаевны трудились в Политехническом научно-исследовательском институте.

Фото: Наталья ЛОБАНОВА.

Это было одно из немногих развлечений для ребенка. Рае, как и ее сестре, мать запрещала выходить гулять на улицу - очень много ленинградцев погибло именно в ту первую, холодную и голодную, блокадную зиму. Когда были свободные минуты, мать просто приходила, проверяла, живы-здоровы ли дети, и уходила снова работать.

Уже летом 1942 года семью Мадьяровых вывезли из блокадного Ленинграда по «Дороге жизни». Раиса Николаевна отмечает, что осталось много сохранившихся документов того времени - эвакуационный листок, карточки. Она отдала их в школу № 30, когда там создавали уголок о войне.

- Маме, например, выдавали на нас, детей, по карточкам две картошки. А на взрослых еды вообще не было, - вспоминает Раиса Николаевна.

Поездом Фатиху и ее детей привезли в Ставропольский край, в город Егорлык, который оказался в оккупации. Среди казачества были неверные СССР люди, и когда они узнали, что привезли блокадников, стали всех заставлять надевать красные косынки как отличительный знак.

- Хозяйка квартиры, где мы жили, тетя Рая, прятала нас все время в погребе. Красные косынки мы не надевали, а носили в кармане, иначе могли просто убить, - вспоминает блокадница.

Позже правительство узнало, что блокадникам тяжело здесь живется, поэтому Мадьяровых снова эвакуировали - уже с юга на север, в Молотовск, ныне Северодвинск. Там Раиса Николаевна пошла в детский сад, а ее мать устроилась грузчиком в порт. В морскую гавань Архангельской области приходила американская гуманитарная помощь, тогда все впервые узнали, что такое яичный порошок и сухое молоко.

В конце 1944-го - начале 1945 года маленькую Раю вновь ждал переезд, на этот раз в деревню Ульяновской области, на малую родину матери. Там из родственников осталась только бабушка. Девочка пошла в деревне в первый класс, там же встретила долгожданное 9 Мая, еще не понимая, что такое Победа.

- Я осознавала только, что это большой праздник. Помню, что мы, школьники, выступали в День Победы в Доме культуры. Делали «башню», стоя друг на друге, крутили пируэты. Был большой концерт, отмечали всем селом, - улыбается северянка. - А еще в этот день ходили по улицам и разбрасывали кыякчу - это наша национальная сладость. А мы, дети, собирали ее и радовались.

В октябре 1946 года мать Раисы Николаевны встретила знакомых из Мурманска, которые предложили ей переехать в заполярную столицу. И вот уже 78 лет ветеран живет здесь, на любимом Севере.

В памятные дни блокадников не забывают поздравлять сотрудники правительства региона. Фото: Личный архив героя публикации

В памятные дни блокадников не забывают поздравлять сотрудники правительства региона. Фото: Личный архив героя публикации

В Мурманске блокадница окончила школу, поступила в Мурманское педагогическое училище на школьно-пионерское отделение. В 1957 году получила диплом и четыре года отработала пионервожатой. Затем трудилась в школе № 36 и в школе поселка Нагорное.

В 60-х Раиса Николаевна уехала на Украину вместе с мужем, но вскоре вернулась, уже с маленькой дочкой Оксаной на руках. Ее супруг трагически погиб. Переживая непростой период, мурманчанка решила сменить профессию и пошла работать на мурманский хлебозавод, заочно окончив техникум пищевой промышленности в Ленинграде. Став мастером, до самой пенсии (на которую вышла в 2002-м) она пекла ароматные булочки для северян и руководила сменой.

Перебирая памятные вещи в шкафу, Раиса Николаевна протянула мне аккуратно сложенную пожелтевшую газету. В опубликованной заметке от 1983 года, тогда еще работая на хлебозаводе, она вспоминала годы блокады: «Мы остались живы, но было очень трудно, как и всем, ведь в каждую советскую семью постучалось горе. С войной тесно связано понятие «голод». Я на себе его испытала: нам с сестрой все детство хотелось есть… Не хочу, чтобы это повторилось вновь! Не хочу, чтобы моей дочери Оксане, чтобы вашим детям и внукам пришлось пережить ужасы войны. Не для этого мы растим своих детей!» - писала тогда северянка.

Этого мнения она придерживается и сегодня, считая важным помнить военное прошлое.

- Не то что дети, а даже поколение, кому за 50 лет, далеко не всегда знает своих героев. К счастью, сейчас о важности памяти тех лет стали больше говорить. К нам, блокадникам, приходят волонтеры, интересуются, как мы живем, а в школах чаще затрагивают тему войны. Это важно, потому что нет будущего у того, кто не знает своего прошлого, - отмечает наша собеседница.

Тяжелые годы юности научили Раису Николаевну любить жизнь и улыбаться, несмотря на все невзгоды. Даже сейчас, на девятом десятке лет, она не сидит без дела: готовит, вяжет, помогает ветеранам, встречается с родными и близкими, стараясь в каждом человеке видеть только хорошее. В ближайшее время Раиса Николаевна планирует вернуться в Санкт-Петербург, чтобы пройтись по улицам детства и вновь погрузиться в воспоминания.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Из-за взрыва «Лепсе» пришлось бы отселять Мурманск. Самый опасный ядерный объект в стране официально ликвидировали. В Мурманской области ликвидировали самый опасный ядерный объект в стране (Подробности)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам:

Редакция 8 (991) 671-16-33, 8 (902) 035-12-31

Почта kpmurmansk@phkp.ru