Экономика

Ураганный рост безработицы и закредитованность населения - все понимают, жизнь пошла другая

Наш колумнист Сергей Мардан рассуждает о том, почему власть должна сосредоточиться именно на помощи нуждающихся
Очевидно, что последствия эпидемии коронавируса будут для России исключительно тяжелыми. Как, впрочем, и для всего мира. Без исключений.

Очевидно, что последствия эпидемии коронавируса будут для России исключительно тяжелыми. Как, впрочем, и для всего мира. Без исключений.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Прошли сутки с момента второго обращения Путина к народу и вместо эмоций, которые вчера душили даже разумных людей, пришло время включить голову и поговорить о том, как страна будет жить дальше.

Очевидно, что последствия эпидемии коронавируса будут для России исключительно тяжелыми. Как, впрочем, и для всего мира. Без исключений.

Американцы, например, вообще не стесняются в выражениях и прямо называют происходящее - экономической катастрофой.

Главный индикатор, по которому они оценивают состояние своей экономики – это уровень безработицы. Согласно официальным данным, за последние две недели США потеряли почти 10 миллионов рабочих мест. Вот, что они называют экономической катастрофой.

У нас, с небольшим отставанием по времени происходит то же самое. Психотерапевтический эффект от заявлений, что во время самоизоляции все сохранят свои зарплаты, стремится к нулю.

Потому что все хорошо понимают: жизнь началась совсем другая.

Многие уже получили извещения от своих работодателей, что их сокращают. Многие услышат эту новость в понедельник.

Первой жертвой замороженной экономической жизни стала сфера услуг и непродовольственная розница.

К середине апреля начнут массовые сокращения продуктовые розничные сети, для которых оплата труда сотрудников является крупнейшей статьей расходов, а падение продаж в марте-апреле не оставляет никаких шансов сохранить рабочие места в прежнем объеме. Это – миллионы рабочих мест по всей России.

Однако тут важно понять, что мы сталкиваемся не с обычным экономическим спадом или кризисом. По крайней мере, пока.

На данный момент сокращения рабочих мест неизбежны, и действительно необходимы: они являются результатом стратегии «социального дистанцирования», которая используется государством для ограничения распространения коронавируса.

Иными словами, российская экономика вводится в подобие медикаментозной комы, при которой некоторые функции мозга временно отключаются, чтобы дать пациенту шанс на излечение.

Это означает, что основная задача сегодняшней экономической политики должна состоять не в том, чтобы стимулировать рост промышленности и обеспечивать занятость, а помочь выжить десяткам миллионов граждан России, которые. временно потеряли свои доходы.

Конечно, существует огромный риск того, что на смену искусственной «коме» придет настоящий «природный» экономический кризис. Но сегодня власть должна сосредоточиться именно на помощи нуждающимся.

Из реально работающего пока принята только федеральная программа выплат по 5000 рублей в месяц на каждого ребенка до 3 лет. Москва будет платить потерявшим работу из-за эпидемии по 19 500 рублей в месяц, Московская область – по 15 000.

Это, безусловно, очень мало, учитывая, что средняя зарплата в Москве составляет (составляла) 67 тысяч рублей.

Но в других регионах нет и этого. Главным образом, потому что, государственная система налогообложения и трансфертов сделала почти все регионы формально убыточными. В таком случае - это забота федерального центра и нет никаких причин перекладывать эту ответственность на губернаторов.

Ураганный рост безработицы требует решений и немедленного финансирования из федерального бюджета. У людей физически нет возможности ждать обычных для Минфина многомесячных согласований.

Второй тяжелейшей социально-экономической проблемой, которую придется решить правительству и Центральному банку – закредитованность населения.

Если полгода назад это могло быть предметом теоретических споров и политических интриг между Набиуллиной и бывшим министром Орешкиным, то сегодня – это вопрос политической стабильности в стране.

Людям, потерявшим работу или часть доходов, нечем платить по потребительским кредитам. Они должны быть заморожены минимум на 6-9 месяцев. Не имеет никакого значения, за что семья отдавала половину своего дохода – за ипотеку или микрофинансовым ростовщикам, чтобы протянуть до зарплаты. Сегодня миллионам людей платить – нечем.

Для того, чтобы не рухнули банки, у ЦБ есть достаточно резервов, чтобы временно покрыть их потери, а в дальнейшем решить, что с ними делать. Экономическая ситуация задаст совершенно новые рамки, которые сегодня просчитать невозможно.

Государство не может себе позволить бросить на произвол судьбы малый и средний бизнес. Речь идет о десятках тысяч компаний, которые создают миллионы рабочих мест. Никакие госкорпорации и квазимонополии эти потери восполнить не смогут.

Если не поддержать их сегодня, потери государства на социальные выплаты уже в ближайшем будущем увеличатся кратно. И это не говоря о дыре в Пенсионном фонде, которую тоже придется чем-то затыкать.

По этому пути идут абсолютно все страны. Богатые и не очень. Средний размер расходов на борьбу с последствиями эпидемии составляет 7-10% ВВП. На этом фоне 1,5 трлн. рублей о которых сообщил вчера премьер-министр, выглядят пугающе мизерными.

Время пиара вокруг коронавируса закончилось неделю назад, когда Путин объявил первую нерабочую неделю в стране.

Больше не интересны ни гуманитарная помощь европейским странам, ни личные амбиции и интриги чиновников, ни бравая пропаганда, о том, что мы – молодцы, а «они» - нет.

Власть сейчас должна всерьез доказать, что наша лояльность имеет под собой серьезные основания.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Бюджет страны потеряет триллионы рублей из-за растущей безработицы

Вынужденный отдых в нерабочем апреле обернется для государства крупными потерями. Такой вывод делают эксперты Института социальной политики Высшей школы экономики. Доходы бюджета могут упасть на несколько триллионов рублей. Больше всего потеряют социальные фонды, в частности Пенсионный фонд. Деньги для нынешних пенсионеров ПФР получает из страховых взносов, которые платят трудоспособные россияне. Из-за плохой ситуации в экономике эти платежи уменьшатся. По разным сценариям - от 5 до 20%. (подробности)

ЕЩЕ МНЕНИЕ

Михаил Делягин: ущерб от продления режима самоизоляции окажется для экономики вреднее последствий коронавируса

Экономисты комментируют выступление президента Путина о мерах по борьбе с коронавирусом. Особенно много споров ведется вокруг предложения продлить режим самоизоляции до 30 апреля (подробности)