Общество

«Мы не будем таскать её всю жизнь»: лечащий врач пожаловался на капризы 300-килограммовой тюменки

Через две недели Любови Нурдиновой сделают бариатрическую операцию и отправят домой
Люди с ожирением часто умирают от остановки сердца или дыхания. Скриншот видео

Люди с ожирением часто умирают от остановки сердца или дыхания. Скриншот видео

Никакой пластики и эстетики: речь идет о спасении жизни, о лечении ожиревшей пациентки, которая могла умереть еще вчера. Теперь же тюменка капризничает, хитрит, просит еды и просится домой. Это изрядно утомляет медперсонал, ведь нужно заниматься и другими пациентами, а не только самой большой женщиной России, какой признали СМИ Любовь Нурдинову.

– В нашей практике это самая большая пациентка. Максимальный вес у нас был 260 кг. К нам все приходят улыбчивые, толстые, но своими ногами. Обычно приходят осознанно, с улыбкой, начитавшись всего. А тут человека затащили и заставляют быть счастливой, – возмущается лечащий врач Нурдиновой профессор Казбек Аутлев. – Пациентка почувствовала уверенность в себе, капризничает, отказывается вставать. С пациенткой непросто. Дома она лежала просто голая, у нее даже трусов нет. Сюда мы ее привезли в одеялах. О стеснении речь не идет: мужчины приходят и таскают, она свободно всё воспринимает.

Толстяки среди нас

Профессор Аутлев считает ситуацию с Нурдиновой во многом напускной. Пациентка привлекла к себе много внимания, ей помогают, а на самом деле таких толстяков в России много. Хирург бариатрического отделения «Нефтяника» хорошо знаком с психологией ожирения. Активно жиреющих полно и все болезни из головы, уверяет врач.

– Я таких вижу. Мы их видим в таких магазинах, как «Ашан», «Лента» – ходят целыми семьями в этих тренировочных штанах и набирают, набирают, набирают. Они-то говорят, что культурно питались, но я-то знаю – картошка и хлеб. Это наиболее калорийные продукты, наиболее доступные. Некоторые люди потребляют до 15000 ккал в сутки. А мы сейчас держим Нурдинову на диете – 1000 ккал. Ей плохо, она сердится: «Я не буду вставать, если кормить не будете! Не буду поворачиваться!». До смешного. Неделю назад сказала мне: «Я уйду домой, если кормить меня не будете». И смотрит на меня хитро. Я говорю: «Уходите». Ну куда ж она уйдет? Она лежит пластом, – рассказал профессор Аутлев.

Ожирение тяжелой формы прибавило инвалидность, сахарный диабет второго типа, гипертонию, деформирующий остеоартроз конечностей, подагру. От лежачего образа жизни на теле пациентки пролежни, благо не гнойные – спасибо сыну за уход. По мнению врача, пациентка поглотила своего сына, поработила его. В школу Лёшу повели чужие люди, она уже из квартиры не выходила. Около десяти лет провела взаперти, ходила только по квартире. Потом у нее ноги стали подгибаться – начали атрофироваться. В основном сидела, а чаще – лежала на большом животе-подушке.

– Принеси это, подай то. Сын это всё выносил. Протирал, переворачивал. Это круглосуточно. Ну что это за жизнь? Другой бы дверь закрыл и ушел на две недели. Я понял, что дальше сын бы не справлялся. Она умерла бы – такие люди умирают. С ней какая проблема: она из определенного слоя общества. В ней никто не виноват. Взрослый человек сам кузнец своего счастья. Она не ребенок. Ну давайте теперь будем по всем квартирам ходить и зачистку делать. В задачи лечебных организаций, соцзащиты и городской администрации не входят подворовые обходы с целью выявления, кто и где неблагополучный живет. Лежат так же и в Америке, и в Европе, и в Москве. Коли обратились к общественности, все отреагировали. А в остальном – обычная толстая пациентка, похудеет, активизируем, прооперируем и домой поедет, – выговорился врач.

Операцию сделают через две недели

Операцию сделают через две недели

Фото: Ирина Ромашкина

Топить жир

Нурдинова, как и ее сын, божатся: сладкого не ела. Только хлеб любит, а с картошкой покончено полгода назад. Хирургам виднее в прямом смысле: как бы ни врал пациент, бариатрическая операция покажет истину.

– Все эти пациенты говорят: мы почти ничего не едим. Потом: мы едим картошку, по полбулки хлеба съедаем за раз. Хочу сказать про картошку. Картошка – это крахмал. Что такое крахмал? Крахмал – это полисахариды. Это цепочка молекул глюкозы. В кислой среде крахмал распадается на молекулы глюкозы. Поели картошки, внутри глюкоза – всё, картофельные талии. Я не призываю отказаться от картошки. Картошка – это вкусно, я понимаю. Но мы не тратим столько энергии, – заявил Аутлев.

Сейчас у Нурдиновой нормальные анализы, всё благодаря гипокалорийной диете, сахар пришел в норму. Любовь Михайловна питается специальными белковыми смесями для лежачих больных, пьет поливитамины, к рациону стали добавлять блюда девятого стола.

Нужно тратить калории, топить жир. По словам профессора Аутлева, если врачи к ней не подойдут, пациентка сама не пошевелится. Любовь Михайловну заставляют отжиматься на руках: кряхтит, жалуется, стонет. 1 марта Нурдинова впервые привстала на ноги. Пока ей помогают санитары, врачи, волонтеры. А надо, чтобы сама. В коридоре стоят ходунки, дожидаются первых шагов пациентки.

– Мы же не будем ее таскать на себе всю жизнь. Это не может продолжаться вечно, мы же не будем год худеть. Моя задача – максимально тратить калории. Мы ее садим, затем она встает, мы переводим ее в кресло, это несколько шагов. Этого не было еще две недели назад при поступлении в стационар. На каждом перекладывании я стараюсь быть. При поступлении мы ее перекладывали с койки на нашу больничную кровать, над ней человек 12 нависли. Ее стало не видно, – вспоминает Аутлев.

Волонтеры центра помощи «Милосердие» помогают поднять женщину уже недели две. Артём ходит к Любови Михайловне около полутора недель. Вначале на помощь врачам приходили шесть волонтеров, а сейчас в коридоре дежурят три человека. Мужчины помогают санитарам и врачам поставить ее на ноги, пересадить в кресло, потом снова вернуть на койку. Она лежит на спине, а после ее снова переворачивают. Любовь Михайловну оставляют на время в кресле, она лежит на спине – в непривычной позе. В это время волонтеры ждут, когда их снова позовут для дальнейшей транспортировки больной.

В приемном покое при поступлении Нурдинову перекладывали 12 человек

В приемном покое при поступлении Нурдинову перекладывали 12 человек

Фото: Ирина Ромашкина

Насколько похудела Любовь Михайловна, судить сложно, ее не взвешивают. Профессор Аутлев поясняет, что при такой диете в среднем люди с ожирением теряют 5–7 кг в день. Но готовность к операции объявят, когда она будет ходить. Без активности у нее могут развиться послеоперационные осложнения.

– Сейчас пришли ребята с «Милосердия». Я им говорю: вы сейчас ее поднимете, перевернете на спину, она спустит ноги, посидит. Потом она должна встать, постоять. Потом ложится. И вы ей не даете передышку – переворачиваете на другую сторону, снова садится и снова встает возле кровати. И так четыре раза, – заверил лечащий врач.

В ближайшие две недели врачи будут наращивать темп, усугубят ее физическую нагрузку. Понемногу пациентка привыкает к зарядке, сама отжимается на постели, как ее учит врач ЛФК.

– Сначала у нее было асоциальное поведение, а когда впервые добралась до кресла, села, на нас посмотрела и заулыбалась – почувствовала успех. Это важно. Она вообще в другую жизнь попала! – считает профессор Аутлев.

Прооперируют – и домой!

Сама Любовь Михайловна говорит, что встать с кровати ей не дает живот. Однако при разговоре с больной понимаешь: в голове и правда большой груз. Жир сейчас не удалят – нельзя. Пластические операции выполняются не ранее чем через год после реконструкции желудка.

– Я с ней это не обсуждал. Я не стремлюсь сделать ее красивой. Она не была никогда красивой и не будет. Мы лечим заболевание – ожирение. Операцию сделали – и домой, на этом наш этап закончился. Хирург ведь не воспитатель. Мы активизируем человека. Год она должна будет худеть – пешие прогулки, спорт, что угодно. Не факт, что захочет. Через год эффект операции останавливается и стабилизируется. Захочет кожу убрать – пожалуйста. Но удаление кожи не входит в программу госгарантий, пожалуйста, обратитесь к хирургам уже платно, – поясняет профессор Аутлев.

Бариатрическую операцию покроет квота Минздрава. Конкретно с операцией врачи еще не определились. Трубчатая СЛИВ резекция желудка требует дисциплины от пациента – желудок уменьшат, но его со временем можно разъесть за три года. Нурдиновой по всем показаниям оптимально сделать мини-гастрошунтирование, считают доктора.

– Существует два вида оперативных вмешательств – это уменьшающая желудок, или рестриктивная. И шунтирующая операция. Мы уменьшаем желудок – пересекаем его. И примерно метр-полтора кишки прикрепляется к маленькому желудку, она не будет участвовать во всасывании жиров и углеводов. Такое мягкое шунтирование наиболее оптимальное для нее решение. Эта операция более эффективна и обладает пожизненным эффектом, –рассказал хирург.

По словам профессора Аутлева, Нурдинова склонна к тому, чтобы вновь набрать вес и разъесть желудок. Цель врачей – нормализовать пациентку, довести ее хотя бы до первой степени ожирения, но главное – вернуть в социум.

2 марта по видеосвязи «Нефтяник» провел коллегиальный консилиум с НИИ имени Алмазова (г. Санкт-Петербург). Профессор Аутлев озвучил применяемый метод лечения, предположил, что Любовь Нурдинову можно будет оперировать через две недели. Врачебный совет согласился с решением врача. 16 марта доктора повторят консилиум и назначат точную дату операции.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Почти не сплю, мало ем»: тюменка весом в 350 килограммов рассказала, как тяжело ей худеть

Любовь Нурдинова ищет причины своего ожирения и мечтает о том, что пойдет гулять по лесу [эксклюзив kp.ru] (подробнее).

«Я вернусь на своих ногах»: тюменка весом в 350 килограммов готовится к операции

Недавняя героиня телешоу «Андрей Малахов. Прямой эфир» Любовь Нурдинова за десять дней госпитализации в клинике «Нефтяник» заметно сбросила вес (подробнее).