2019-04-07T17:04:56+03:00

Мурманчанка, выжившая в теракте в Петербурге: «Я снова научилась ездить в метро»

Марина Кочунова до сих пор избегает станций «Сенная площадь» и «Технологический институт»
Поделиться:
Комментарии: comments8
Марина Кочунова: "Если сравнить меня до трагедии и после, думаю, это будет один человек".Марина Кочунова: "Если сравнить меня до трагедии и после, думаю, это будет один человек".
Изменить размер текста:

14.33 – это время застыло на часах сотен людей, которые 3 апреля 2017 года оказались на перегоне между станциями питерского метро «Сенная площадь» и «Технологический институт». Кто-то ехал с учебы, кто-то в гости. Оранжевая и синяя ветки стали черными: 15 погибших, 103 человека ранены.

В числе последних – мурманчанка Марина Кочунова, которая уже несколько лет живет в северной столице. Девушка ехала в том вагоне метро, где сработало взрывное устройство. Нелепая случайность – Марина в этот момент должна была быть не в подземке, а на работе. Но она решила съездить в наркологический диспансер за справкой, чтобы пойти учиться в автошколу.

Два года она возвращается к жизни, что была до теракта. Вспоминать события того весеннего дня и долгих недель после него ей непросто. Но в редакцию «Комсомолки» поступило много звонков от мурманчан, которые переживают за девушку. И она решила рассказать, как живет сейчас.

«Я ощутила колоссальную поддержку»

- Возможно, вам нужна драма? Марина сейчас хорошо себя чувствует, и драмы не будет. Мы пережили это, и сейчас все хорошо, - предупреждает нас Роман Кочунов, муж Марины, перед интервью.

Но от этих слов только радостно: не каждый сможет оправиться от такого потрясения. А Марина смогла!

- Если сравнить меня до трагедии и после, думаю, это будет один человек. Сильных изменений не произошло, - рассказывает Марина.

Благодаря врачам, она выжила, хотя серьезно пострадала. В том числе получила открытую черепно-мозговую травму, причем в череп вошла начинка взрывного устройства от гаек до гвоздей (другие осколки нашли в мягких тканях), открытый перелом голени, неполный отрыв трех пальцев правой стопы, сквозное ранение левого предплечья, обоих молочных желез, грудной клетки. Во время одной из сложных операций пациентке в голову установили пластину взамен поврежденного фрагмента черепа.

То, что сделали специалисты НИИ И.И.Джанелидзе, иначе как чудом не назовешь: они не только спасли жизнь Марины, но и подарили ей возможность ходить, говорить, улыбаться, играть с друзьями в настольные игры, читать книги на английском. Простые вещи, которые после долгих месяцев в больнице, где ты прикован к кровати, начинаешь ценить больше всех богатств мира.

Марина Кочунова со своей мамой и мужем.

Марина Кочунова со своей мамой и мужем.

Именно в НИИ И.И.Джанелидзе родные нашли тяжело раненную Марину.

- В момент трагедии мы, как и многие, обзванивали друг друга, чтобы убедиться, что все в порядке. Марина не отвечала, в «ВКонтакте» в последний раз заходила в 14.33. Через несколько часов нашли ее в НИИ И.И.Джанелидзе, где ей делали срочную операцию, - рассказывают родные девушки.

Сама она говорит, что с первого дня в больнице была окружена большой заботой. С ней постоянно находился кто-то из близких.

- Очень сильно помогали мама и муж. Они всегда были рядом, пока я еще лежала в больнице. Сейчас мама живет в Мурманске, но постоянно интересуется моим здоровьем. Муж и сейчас продолжает поддерживать, он считает, что я могу в принципе заниматься всем, чем хочу. А также я ощутила колоссальную поддержку со стороны родственников мужа, друзей, друзей родителей и даже незнакомых мне людей! Это было неимоверно приятно и даже неожиданно, - радуется Марина Кочунова.

Долгожданный отпуск

В первые недели после теракта врачи давали очень осторожный прогноз. Все-таки был задет мозг, такая травма непредсказуема. Пациенты снова становятся маленькими детьми, которые учатся говорить, делать первые шаги, уверенно держать ложку в руке. Опасались также, что начнется инфекция. Но девушка оказалась сильной.

Сначала она в больничной палате начала читать книги, пусть и по чуть-чуть – иначе болела голова. Потом потихоньку ходить и даже совершать небольшие прогулки на улицу. Муж Роман старался радовать любимую то походами в кино, то в океанариум. Любовь, прошедшая через огонь, поставила северянку на ноги. Спустя почти четыре месяца врачи разрешили ей вернуться домой. Точнее, сначала съездить в санаторий, а потом уже поехать в родные стены.

- Работать в теории могу, но пока не работаю, муж позволяет мне находиться дома. Спортом пока тоже не занимаюсь, были ограничения. Но планирую ходить в бассейн и заняться танцами. Остается время на хобби: занимаюсь вышивкой крестиком и планирую работать репетитором по английскому языку, - рассказывает Марина.

Муж Марины Роман был с любимой все эти тяжелые дни. Вот это любовь!

Муж Марины Роман был с любимой все эти тяжелые дни. Вот это любовь!

Сейчас о трагедии напоминают шрамы на голове и теле, но девушка снова отрастила свои красивые волосы с карамельными прядями. И действительно стала такой же, как на фотографиях до трагедии в метро. Говорят, что после страшных событий у человека меняется взгляд, становится серьезнее и грустнее. Но у Марины глаза все так же улыбаются.

- Самое главное, что удалось победить, это те проблемы со здоровьем, которые возникли у меня из-за трагедии. За это огромная благодарность сотрудникам института им. Джанелидзе. На данный момент очевидных проблем нет, - уточняет Марина. - Но продолжаю наблюдаться у невролога, и раз в год прохожу медицинское освидетельствование. Если не ходить по врачам, то кажется, что все прекрасно.

В этом году Марина вместе с мужем Романом впервые за два года съездила в отпуск к морю. До этого врачи не разрешали ей солнечные ванны из-за шрамов на теле. Только отпустили на чуть-чуть в Абхазию в сентябре 2017 года, и то с условием, что Марина будет прятаться от прямых лучей. Кстати, в отпуск девушка летела на самолете, что говорит о том, что ее организм уже почти восстановился. Хотя Марина признается: мысль о том, что в ее теле все еще остаются осколки, ей не нравится. Также в прошлом году она получила инвалидность по здоровью. И продолжает ходить в НИИ: здесь работают (причем бесплатно!) со шрамами девушки, а также проводят операции. Например, только в прошлом году из ноги Марины вытащили штифт.

Марина говорит, что ее семья оказала ей мощную поддержку и помогла встать на ноги.

Марина говорит, что ее семья оказала ей мощную поддержку и помогла встать на ноги.

«Не тот случай нас свел»

С другими пострадавшими в теракте или их родными девушка связь не поддерживает. Говорит, что не тот случай свел их всех вместе, да и лишний раз вспоминать события двухлетней давности не хочется – больно. Как и больно было ей в больнице сразу после трагедии читать сообщения, что на самом деле теракта не было, это все была театральная постановка.

- Не уверена, что буду вспоминать 3 апреля. Но точно знаю, что вряд ли забуду этот день. Страх перед метро был. Особенно первый год после больницы. Я сама не могла ездить в метро вообще. Только с мужем, с папой или знакомыми. Сейчас в метро могу ездить. Но целенаправленно избегаю станций метро «Сенная площадь» и «Технологический институт». Видимо, это связано с тем, что трагедия произошла на перегоне между этими двумя станциями метро. А если приходится их проезжать, с мужем например, я ощущаю внутреннее беспокойство. Хотя головой понимаю, что «снаряд в одну воронку дважды не падает». Возможно, когда-нибудь и с этим барьером справлюсь. А вот боязни общественных мест не появилось, - говорит Марина.

Мы желаем ей большого здоровья и счастья!

КСТАТИ

2 апреля Московский окружной военный суд начал рассматривать дело о подрыве в метро Санкт-Петербурга. Предполагаемый исполнитель теракта - 22-летний выходец из Киргизии Акбаржон Джалилов - погиб на месте. Но следователи задержали его предполагаемых сообщников.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также