2019-03-13T17:36:45+03:00

Ветеран Афганистана Вячеслав Науменко: «Было страшно, но приказ есть приказ!»

Начальник участковых из Заозерска девять месяцев прослужил в «горячей точке»
Вывод советских войск из Афганистана начался в мае 1988 года, а полностью завершился 15 февраля 1989 года. Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.Вывод советских войск из Афганистана начался в мае 1988 года, а полностью завершился 15 февраля 1989 года. Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.
Изменить размер текста:

Десять лет, что длился вооруженный конфликт в Афганистане, комбаты в войсковых частях делились на тех, кто безжалостно рвал рапорты срочников с просьбой их отправить на войну, и тех, кто, скрепя сердцем, увозил туда ребят целыми самолетами.

В эти дни отмечается 30 лет со дня вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана. О том, как это было, нам рассказал ветеран той войны. Майор полиции Вячеслав Науменко в пору своей службы в армии оказался в числе тех, кого отправили в составе ограниченного контингента советских войск в Афган. На сегодняшний день Вячеслав Викторович единственный из афганцев, кто еще остался служить в правоохранительных органах Мурманской области.

Приказ есть приказ

- Сам я из Волгограда и в 1987 году призывался оттуда. В учебку меня отправили в Прибалтику в воздушно-десантные войска. А через полгода попал в Афганистан, - вспоминает начальник отделения участковых и инспекторов по делам несовершеннолетних ОВД по ЗАТО Заозерск Вячеслав Науменко. - О том, куда именно летим, замполит нам сказал только, когда самолет поднялся в воздух, хотя, не скрою, мы догадывались и особым сюрпризом это для нас не стало. Для меня не было особой разницы, где служить: приказ есть приказ, присягу все давали. Тем более, дед воевал на Курской дуге, да и отец был военным.

Наш герой в годы своей юности. Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

Наш герой в годы своей юности. Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

Акклиматизировались Вячеслав Викторович и его сослуживцы в Фергане в Узбекистане. Советские военнослужащие привыкали к горам после сырости и лесов Прибалтики. И только потом отправились в Кабул, столицу Афганистана, где и прошло распределение.

- Меня отправили в составе 66-й бригады в Джелалабад, что в 70 километрах от Пакистана и 700 с лишним от Союза. Служил командиром экипажа 120-милиметрового самоходного миномета 2С23 «Нона-СВК». Перед нами стояла задача поддерживать своих, когда те выходили в горы или за пределы нашей территории, - рассказывает майор полиции. - Там было точно так, как сейчас показывают в кино: страна поделена на районы, которые контролирует та или иная сторона. У себя, в Джелалабаде, можно было чувствовать себя более или менее комфортно, но за ее пределами обзор должен быть в 360 градусов и ушки на макушке.

В кромешной темноте

Кончено, без передряг не обошлось - война есть война, пусть и подходящая к концу.

Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

- Однажды мы шли из Кабула в сторону СССР, миновали перевал Саланг, когда наша машина улетела с дороги. У «Ноны» есть такое свойство - при необходимости подвеска опускается за счет гидравлики. В этот раз гусеница ослабла, а механик-водитель вовремя ее не подтянул. Слава Богу, нас выкинуло не в левую сторону, где была пропасть, а направо, и машина, взлетев, упала и заглохла, на наше счастье, устояв и не перевернувшись. Мы шли почти последние в колонне, замыкающим ехал «Урал». Ребята остановились, спросили, живые ли мы, и пообещали передать, что нужна нам помощь. Увы, несмотря на всю свою мощь, грузовику было не под силу нас вытащить, - описывает один из самых запомнившихся случаев в Афгане Вячеслав Науменко.

Экипаж из четырех человек остался один. Вячеслав и его подчиненные окопались и стали ждать стремительно наступающей ночи, надеясь, что помощь придет быстрее, чем об их бедственном положении разведают «душманы».

Вячеслав вместе с сослуживцами. Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

Вячеслав вместе с сослуживцами. Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

- Первыми приехал лейтенант и предложил забрать на точку. Но куда нам? Машину же не бросишь! Ее взорвут к чертям, а я за нее головой отвечаю. Он дал нам еще патронов и гранат, обнадежил, что танк нам на помощь уже вызвали, и уехал. А мы стали ждать дальше. В кромешной темноте мы просидели часа четыре, наверное, прежде чем услышали гул приближающейся колонны, - говорит Вячеслав Викторович. - Надо было выходить на дорогу и встречать, а кого, в темноте не видно. Ладно свои, а если «душманы»? Страшно, а делать нечего. Как командир я взял на себя эту миссию, отдав Сереге - механику-водителю с Одессы - приказ в случае чего, стрелять мне в спину. В плен не хотел, уж лучше смерть. Мама его до сих пор вспоминает, как ее сын чуть меня не убил.

Но все обошлось. Помощь пришла вовремя, и экипаж миномета вместе с машиной совсем скоро оказался среди своих в относительной безопасности. Правда, тот «полет» с дороги снился Вячеславу Науменко еще долгие годы, пока у него не родился сын. Маленький Алеша спал вместе с родителями, как-то ночью малыш, который едва научился ползать, стал падать с кровати. Его отцу как раз снился давний афганский кошмар.

Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

- Я проснулся и в последний момент успел поймать пацана за ноги. С тех пор мне тот сон больше не снился, - улыбается афганец.

На развилке!

Но был и второй случай, когда жизненный путь будущего начальника участковых Заозерска и его экипажа мог прерваться, по вине коварного афганистанца. Вячеслав Викторович на машине ехал в конце колонны. Не доезжая Хайратона, ребята отстали, а когда подошли к развилке, то не знали, куда двигаться дальше. Стоявший на перекрестке местный постовой махнул налево.

- Мы уже почти въехали в село, когда нас догнал «УАЗик» комендатуры - откуда он взялся, я не могу понять до сих пор. Майор, сидевший в нем, во все горло заорал «Вы в духовской зоне! Валите отсюда!», развернулся и дал по газам. Ему проще! А мы пока кое-как развернулись, уже начала собираться толпа. Еще чуть-чуть и кольцо вокруг нас бы сомкнулось и тогда все. Я стал стрелять в воздух из автомата, а Серега рванул прочь от села. Конечно, когда мы вернулись к злополучной развилке, постового уже и дух простыл, - вспоминает тот день майор полиции.

Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

А вообще Вячеслав Науменко и сейчас не видит в своей службе в Афганистане чего-то героического. Правда, оговаривается, что характер в восточной стране, выжженной палящим солнцем и щедро политой человеческой кровью, закалил. Тяжесть той войны могли вынести не все, но об этом наш герой не любит вспоминать.

Домой, пора домой!

- Конечно, домой тянуло со страшной силой. Не зря афганцы говорили, что готовы были ползти оттуда. Однажды я приехал в Хайратон за новой машиной, а через речку от него уже Союз. Я смотрел и не мог насмотреться на тот берег, а рано утром пришлось возвращаться в Джелалабад. Но когда нас выводили из Афгана, это было непередаваемое и, наверное, неописуемое чувство ликования. Домой и, Слава Богу, живой. Спустя девять месяцев войны, - говорит Вячеслав Викторович.

«Срочку» он уже дослужил на китайской границе на Дальнем Востоке. А потом закончил Саратовский юридический институт и остался работать в Саратове следователем. В заполярный Заозерск Вячеслав Науменко попал только в 2001 году - сюда его заманила сестра, которая вышла замуж за подводника, северным стажем и пенсиями. Наш герой приехал и влюбился окончательно и бесповоротно сначала в Север, а потом и в будущую жену. Правда, в горы ему пришлось вернуться еще раз уже капитаном полиции.

Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

Фото: из личного архива Вячеслава Науменко.

- В 2011 году я в качестве начальника штаба отправился в составе сводного отряда в Чечню. Когда приехали в станицу Червленную, что в Шелковском районе, и увидел горы, у меня появилось ощущение, что я встретил что-то родное. Сразу вспомнился Афган, - делится Вячеслав Науменко. - Так что я не пропустил ни одного боевого выхода, мне хотелось быть поближе к передовой. К тому же, к моей гордости, военные всегда удивлялись, как полицейский умеет так классически окапываться. А я всегда отвечал, что как научили в Советской Армии, так и работаю.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также