2018-11-07T14:29:26+03:00

«Слезы богов» - роман, от которого невозможно оторваться!

Североморский писатель Владимир Прямицын рассказал «Комсомолке» о себе и о том, как появилась на свет его первая художественная книга
В будущем писатель намерен приступить к написанию второй художественной книги.В будущем писатель намерен приступить к написанию второй художественной книги.
Изменить размер текста:

Есть категория книг, которые берешь, читаешь аннотацию и ставишь обратно на полку с мыслью: «Если не найдется чего-то поинтереснее, я возьму эту!». Так вот роман «Слезы богов» североморского писателя Владимира Прямицына точно не относится к этой категории. Книга, пролежавшая в столе восемь лет, увидела свет совсем недавно, но уже завоевала сердца читателей. Владимир Прямицын рассказал «Комсомолке» о себе и о том, как за неделю написал остросюжетный роман на берегу Черного моря.

Двоечник с любовью к истории

Родился Владимир Прямицын в Североморске в 1982 году в семье военного, и с детства проникнулся морской романтикой. Маленький Володя встречал папу, одетого по форме, со службы и с нетерпением ждал его из морских походов. Так что, когда пришло время выбирать профессию, для юноши стало вполне закономерным пойти по стопам отца и стать военным гидрометеорологом. А вот в школе будущий военный историк и подполковник Северного флота учился из вон рук плохо.

После окончания Санкт-Петербургского Военно-морского института молодой лейтенант вернулся в родной город и стал, как и его отец, служить гидрометеорологом на Северном флоте. Фото: Личный архив героя публикации

После окончания Санкт-Петербургского Военно-морского института молодой лейтенант вернулся в родной город и стал, как и его отец, служить гидрометеорологом на Северном флоте.Фото: Личный архив героя публикации

– Недавно мама сделала мне роскошный подарок – мой дневник за второй класс. Честно говоря, это ужас: двойки, единицы, все исписано красными чернилами и в замечаниях о поведении и дисциплине. Но, несмотря на это, я два года подряд становился победителем олимпиады по истории. Почему-то именно к этому предмету меня всегда тянуло, – признается Владимир Прямицын. – В нашей школе был музей истории эскадры надводных кораблей Северного флота, которым руководила энергичный, деятельный и талантливый педагог София Сергеевна Дедовец. Она привлекала к работе в нем ребят, проявлявших интерес к ее делу. Среди них был и я.

Правда, надо отметить, что увлечение историей еще долгие годы оставалось для нашего героя не более чем хобби. Поступив в училище, Владимир Прямицын первым делом вступил в военное общество курсантов при кафедре истории военно-морского искусства и познакомился со многими интересными людьми. После окончания Санкт-Петербургского Военно-морского института молодой лейтенант вернулся в родной город и стал, как и его отец, служить гидрометеорологом на Северном флоте.

Кладезь невостребованной информации

А вот историческая карьера будущего писателя началась, как бы парадоксально это не звучало… в курилке. Именно там за сигаретой старшие офицеры вспоминали и обсуждали между собой события прошлых лет. Старший лейтенант Прямицын с удивлением для себя обнаружил, что работает бок о бок с героическими людьми: они летали на Северный полюс и над Арктикой, изучали льды Ледовитого океана. Выяснилось, что у них сохранились и фотографии, и документы, сделанные во времена этих открытий.

– Для меня это был просто кладезь информации, который никем не востребован, не проанализирован. Я стал записывать воспоминания ветеранов, стал собирать фотографии и документы из их личных архивов. Так родилась моя первая брошюра, которая была посвящена деятельности полковника и инженера Дмитрия Антоновича Мамонова - человека, по сути создавшего гидрометслужбу Северного флота и руководившего ей 23 года. Свой труд я назвал «Против ветра» и издал за свой счет тиражом буквально 200 экземпляров, раздал всем сотрудникам гидрометцентра и в местные библиотеки, – говорит о своем первом произведении, правда, не художественном, а историческом Владимир Прямицын.

Писатель с детства вдохновлялся морем. Фото: Личный архив героя публикации

Писатель с детства вдохновлялся морем.Фото: Личный архив героя публикации

Совсем скоро в свет вышла и вторая брошюра под его авторством «Белое на синем». На этот раз речь шла о ледовых авиаразведчиков – об уникальных людях, которых штучно готовили в Советском Союзе. Гидрометеорологии с борта самолета с помощью специального оборудования регистрировали ледовый покров, чтобы обеспечивать деятельность военного флота в Арктике. Эту брошюру Владимир Прямицын также издал за свой счет маленьким тиражом для своих коллег и друзей.

– А потом мне пришла в голову идея написать книгу об истории гидрометеорологической службы Северного флота - той организации, в которой работал мой отец, мама, а потом и я. Именно в тот момент один мой товарищ заметил - сколько можно заниматься историей на дилетантском уровне и не попробовать ли оформить собранный материал в качестве диссертации. Мне эта идея понравилась, – вспоминает писатель.

В итоге через несколько лет напряженной работы Владимир Прямицын стал кандидатом военных наук по специальности «История». Но при этом он все еще не был историком и продолжал работать военным гидрометеорологом. Прошло еще некоторое время, когда ему предложили-таки оформить отношения с этой наукой, продолжив службу в институте военной истории при Военной академии Генерального штаба Вооруженных Вил Российской Федерации. Сейчас наш земляк работает уже над докторской диссертацией, которая посвящена истории военной гидрометеорологии в России.

Навеянное черноморским бризом

И, тем не менее, именно из-под пера такого серьезного человека вышел остросюжетный роман «Слезы богов», в котором загадочным образом в единое целое сплелись история Второй мировой войны, гидрометеорология и захватывающее дух повествование о судьбах диверсантов двух воюющих держав. Но как же родилась идея написать художественную книгу? Неужели и на этот раз Владимир Прямицын встретил на своем пути ветерана, рассказавшего такую поразительную историю?

Изначально Владимир Прямицын получал отказы от издателей, но удача все же улыбнулась ему. Фото: Личный архив героя публикации

Изначально Владимир Прямицын получал отказы от издателей, но удача все же улыбнулась ему.Фото: Личный архив героя публикации

– У исторической и художественной литературы принципиально разные подходы. В случае с первой сначала рождается замысел, потом продолжительное время собирается материал. К слову, наработки для своей докторской я собираю уже 13 лет. На написание самого тела работы я отвел себе год-два, – объясняет Владимир Прямицын. – В случае с художественной книгой все было с точностью наоборот: не было ни желания, ни исходного материала. Я просто отдыхал с женой в Абхазии на Черном море. Однажды мы загорали на пляже, и в какой-то момент в моей голове стал материализоваться сюжет будущей книги. Я побежал, купил тетрадку с ручкой, сел в кафе тут же на пляже и стал записывать. Писал, писал и писал.

Мужчина не мог оторваться от своей рукописи ради того, чтобы искупаться в ласковом Черном море. Решил, что прервется на вечер, чтобы поужинать и поспать, но вдохновение не отпускало – Владимир писал до тех пор, пока просто не отключился. Так продолжалось еще два-три дня, за это время он исписал школьную тетрадку деталями и подробностями, но это были лишь основные штрихи и тезисы будущего романа. Когда писатель вернулся из отпуска в родной Североморск, ему оставалось только развить и расширить навеянную черноморским бризом задумку.

На острове Медвежий

Итак, разгар Великой Отечественной войны. Фашистская Германия и Советский Союз забрасывают на удаленный арктический остров своих гидрометеорологических диверсантов, где и волею судьбы и пересекаются их жизненные пути. На глазах у читателя отношения между русским Тихоном и немецким Карлом проходят сложную эволюцию от непримиримой вражды до смирения со столь опасным соседством. Нить романа связывает с собой Мурманск, Берлин, Нарвик и остров Медвежий. Кстати, именно на последнем гипотетически могла произойти такая встреча.

– В своей книге я попытался достичь максимальной исторической правды. В годы Великой Отечественной войны существовало три маршрута доставки союзнических грузов: дальневосточный - наиболее продолжительный, южный через порты Ирана - тоже долгий, но наиболее безопасный, и северный - самый короткий и опасный. Перед конвоями стояла задача доставить гуманитарную помощь из США через Англию и Исландию в порты Мурманска и Архангельска. И на этом пути караваны должны были непременно проходить через Норвежское море и вдоль побережья Норвегии, где немцы создали мощную группировку подводных лодок, морской авиации и надводных кораблей, – описывает исторические реалии того времени Владимир Прямицын. – И самое узкое место, через которое надо было пройти - это участок Баренцева моря между побережьем страны Фьордов и островом Медвежий. Сведения о погоде и расположении ледовой кромки были жизненно важны для всех: и для немцев, и для союзников, и для русских. Скажем, при низкой облачности самолеты противника не смогут взлететь, и конвой пройдет безопасно, а при чистом небе наоборот жди налета немецкой авиации.

Чтобы располагать оперативной информацией о погоде у острова Медвежий, все стороны прилагали максимум усилий. Разумеется, наибольших успехов в этом вопросе достигли немцы, разместив в Заполярье целые эскадрильи метеорологических сил разведки, усилив их специальными траулерами подлодками. Кроме того, чтобы непрерывно наблюдать погоды в конкретной точке, фашисты придумали автоматические метеостанции, которые без присутствия человека снимали данные и передавали в эфир. Но они себя плохо зарекомендовали: аккумуляторные батареи постоянно выходили из строя, а сами станции страдали от нападения белых медведей. В общем, все стороны пришли к выводу, что наиболее эффективна для метеоразведки высадка диверсантов - квалифицированных специалистов, которые наблюдают за погодой и передают данные на большую землю. Так что в качестве места действия романа «Слезы богов» остров Медвежий подошел идеально.

– В период службы на Северном флоте я обошел практически всю планеты, но вот на острове Медвежий лично не был, зато высаживался и работал на Новой Земле. Что такое остров в Арктике и как организовывать на нем зимовку, я себе достаточно хорошо представляю. Кроме того, в период доработки книги я тщательно изучил географические и климатические особенности этого места через документы и при написании романа использовал гидрометеорологические сведения. В частности, когда подлодки противника высаживают своего диверсанта на остров, они это делают в единственно возможном месте. Да и зима в моей книге начинается тогда, когда это, действительно, происходит на Медвежьем, – раскрывает секреты автор.

Красота Новой Земли почти мистическая. Фото: Галерея классической фотографии (classicgallery.ru).

Красота Новой Земли почти мистическая. Фото: Галерея классической фотографии (classicgallery.ru).

Физико-географические условия этого места Владимир Прямицын описал хорошо. Единственное, в чем он отступил в своем принципе следовать настоящим реалиям выбранного места. Это водопад Слезы богов. Сакральное место, которое объединяет Тихона и Карла и вокруг которого закручивается весь сюжет, писатель выдумал. Собственно говоря, это касается и главных героев романа. У них нет прототипов в реальной жизни, и они абсолютно не автобиографичны. Разве что, по признанию самого Владимира, есть что-то от автора в юношеском максимализме Тихона и в разумности и степенности Карла.

Надо только уметь ждать!

Но, несмотря на захватывающий сюжет и легкость слога писателя, роман «Слезы богов» пролежал в столе долгих восемь лет. Конечно, Владимир Прямицын показывал свое детище близким, знакомым и литераторам в Мурманске и Москве. Последние делали ценные замечания, которые писатель прилежно устранял, отшлифовывая текст. Но к заветной цели - издать свою книгу - это его, увы, никак не приблизило.

– Я понимал, что полагаться только на свои силы и публиковать 200 брошюрок в данном случае не стоит. Первым делом заполнил стандартные формы на сайтах всех крупных издательств, но не получил ни одного ответа. Но однажды мне повезло: моя теща устроила мне встречу с редактором одного из издательств в Петербурге. «Божество» уделило мне десять минут своего времени, по диагонали просмотрело мою рукопись и вынесло вердикт: «Владимир, у вас определенно получается писать, слог хороший. Но книгу вашу мы издавать не будем, потому что мы ее не продадим. Вы пишите не о том! Напишите то, что люди читают». Редактор показал на стеллаж с надписью «Лидеры продаж». Из всех книг мне запомнились два названия «Секс в офисе» и «Убить эмо». Ни в том, ни в другом я не был селен, – иронизирует Владимир Прямицын.

После этого оригинального разговора у североморского писателя опустились руки, и роман окончательно обосновался в его письменном столе. Правда, перевод на службу в столицу вселил в автора «Слезы богов» новую надежду. В Москве Владимир вступил в литературный клуб «Побеждающее слово», которое являлось правопреемником литобъединения при Центральном доме Советской армии. Последнее, к слову, в свое время издавало воспоминания фронтовиков миллионными тиражами.

– Там не сделали еще замечания по тексту, призывая сделать мой роман еще лучше. Но, признаться, у меня уже не было мотивации - я мог совершенствовать свое произведение бесконечно, но оно так бы и осталось лежать в столе. Однажды я выступил в качестве научного редактора у книги моего коллеги об истории холодного оружия, а он в качестве благодарности занес роман «Слезы богов» в издательство «Вече». И мне на удивление быстро перезвонили, – рассказывает о своей нежданной удаче Владимир.

Книгу нашего земляка решили издать в серии «В сводках не сообщалось», где в художественной прозе авторы пишут о малоизвестных страницах истории. Правда, роман надо было увеличить с девяти до десяти авторских листов, добавить остроту сюжета и любовную линию. За месяц окрыленный Владимир Прямицын выполнил все требования. Для остроты сюжета добавил описание бомбардировок. Дело в том, что до отправки на остров Тихон живет в Мурманске и учится на курсах метеонаблюдателей гидрометслужбы. В это время как раз наш город сильно бомбили, и автор добавил взгляд юноши на них: как он укрывался в подвалах, видит смерть близких людей.

– При написании оригинального текста я избегал любовной линии – я военнослужащий, да еще и ученый и мне казалось все это каким-то бразильским мылом. Но по законам жанра ее все-таки пришлось добавить. Я как мог ее описал, и в итоге у романа появилось возрастное ограничение «12+». А заодно я подвергся критики со стороны тещи, которая приписывала проведенную любовную линию мне, а не моим персонажам. Но в конечном итоге я благодарен редактору - от выполнения его требований роман только выиграл, – признает писатель.

А через три недели Владимир Прямицын, не веря своему счастью, пришел в издательство «Вече» забирать свою часть тиража. Но взяв в руки два тюка, он неожиданно поймал себя на мысли, что еще не видел книгу и даже не представляет, как она выглядит. Распаковав первую коробку, он увидел такое чудо: на обложке немецкий Карл, а за его спиной стоит советский герой Тихон и все это на фоне водопада «Слезы богов».

В книге больше 250 страниц, которые читаются на одном дыхании.

В книге больше 250 страниц, которые читаются на одном дыхании.

– У серии «В сводках не сообщалось» есть художник, который иллюстрирует книги в едином ключе. Со мной оформление романа никто не согласовывал. Могу сказать только одно, художник прочел всю мою рукопись прежде чем браться за обложку - это видно невооруженным взглядом. Там есть момент, когда краснофлотец Тихон Маркин едет на остров Медвежий, моряки эсминца видят, насколько он не подготовлен к зимовке и они с мира по нитке начинают его собирать. Доктор дарит ему бутыль спирта, моряки - старые шинели, а сердобольный боцман, который относится к юноше как к сыну, – свитер с высоким горлом. Так вот на обложке Тихон стоит именно в нем. Что касается немца, то ему по возвращению с острова вручают рыцарский крест – одну из высоких наград фашистской Германии. И на обложке Карл именно с этим крестом на шее. В целом я с взглядом художника на обложку согласен, – делится впечатлениями от книги Прямицын.

А когда писатель решил презентовать свое детище, то не было никаких сомнений, что делать это надо на Родине. И мурманчане такое доверие оценили - заполярного писателя и его роман встретили со знаменитым северным теплом и от души поддержали. Правда, книга и без презентации достойна внимания читателей.

– Одним из первых я подарил вышедший роман своему научному руководителю со словами: «Читайте каждый день по две страницы, и за отпуск осилите!». Каково же было мое удивление, когда в четыре часа утра я получил от него сообщение «Я не смог остановиться и читал всю ночь». Это, действительно, так - книга построена так, что сюжет развивается бурно и динамично, не давая читателю даже на секунду отложить роман в сторону, – приводит мнение своих поклонников Владимир Прямицын. – Кроме того, все, кто уже познакомился со «Слезами богов», говорят, что строки прямо просятся, чтобы их экранизировали. Я тоже считаю, что в итоге получится интересный динамичный фильм, который будет пользоваться популярностью. Это моя мечта. И я уверен, она обязательно исполнится. Надо только уметь ждать!

КСТАТИ

Хочу написать о Североморске 80-90х годов

На достигнутом североморец в изгнании - именно так сам себя стал называть сам Владимир Прямицын после переезда в столицу - решил не останавливаться. Сейчас перед ним стоит задача закончить и защитить докторскую диссертацию, затем издать научный труд о войне в Афганистане, а потом… Только после этого писатель намерен приступить к написанию второй художественной книги. В ней он хочет показать родной Североморск времен 80-90х годов глазами простого школьника, который в первые увидел в порту иностранные суда и осознал, зачем в школе все это время его мучили английским языком. Пока это только задумка, но кто знает, может во время очередного озера на берегу ласкового Черного моря на Владимира Прямицына вновь снизойдет вдохновение и он забудет о своих планах, начав писать новый остросюжетный роман.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также