Экономика

В тесноте и в обиде: как живется мурманской семге?

Повторится ли в Заполярье массовая гибель царской рыбы, выяснял корреспондент "КП"
В садках слишком много лосося - отсюда его болезни и высокая смертность. фото: russaquaculture.ru.

В садках слишком много лосося - отсюда его болезни и высокая смертность. фото: russaquaculture.ru.

Скандальная история с утилизацией более 1000 тонн семги, погибшей в садках предприятий аквакультуры в Мурманской области, подошла к развязке. Львиная доля рыбы отправлена на уничтожение в Ленинградскую область, часть ее сгорела в кострах из автомобильных покрышек, часть по-прежнему ждет своей очереди на захоронение.

Можно сказать, что на этот раз обошлось без экономической катастрофы. Вот только те, кто сведущ в вопросах рыбопереработки, сетуют: погибшая семга - хорошее сырье для производства рыбной муки, которую Россия сегодня вынуждена втридорога закупать за границей! Почему же погибшую рыбу не пустили в дело? И не повторится ли история с массовым мором рыбы? "КП" решила разобраться в этом вопросе.

Не царские условия

Перерабатывать рыбные отходы умели еще наши предки-поморы. Они использовали их как удобрение для почвы, повышающее урожайность.

- Конечно, семгу можно было бы переработать в рыбную муку, как делают, например, в Норвегии, - считает Юрий Рипак, руководитель мурманской компании, которая занимается глубокой переработкой рыбных отходов. - Такая мука - важная составляющая корма для рыб. В крайнем случае, ее можно использовать как удобрение для почвы. Аквакультура, как и рыбный промысел вообще, вполне может быть почти безотходным производством.

Судя по всему, в Заполярье сырья для рыбной муки будет еще очень много. Этот неутешительный вывод можно сделать из рассказа бывшего работника фермы "Русская аквакультура" (бывшего "Русского моря" - Аквакультуры"). На ферме в Мотовском заливе Алексей трудился несколько лет и хорошо узнал подноготную бизнеса. По его словам, падеж рыбы всегда был немалым из-за инфекций и вопиющих нарушений технологии.

Массовый мор, кстати, происходит там не впервые. Такая же история случилась прошлой зимой - в одном из садковых хозяйств погибло более 60% рыбы, но тогда эта история не получила широкой известности. Нынешний случай, конечно, будет посерьезнее, но вряд ли его можно считать исключением.

- Одна из главных проблем - "перенаселенность" садков, - рассказывает рыбовод. - Например, мы работали с садками диаметром 120 метров и глубиной 30 метров. По нормам, в нем должно быть не более 70 тысяч мальков (смолта) семги. Руководство компании приказывало заселять в три раза больше. От жадности! Получалось же ровно наоборот: из-за тесноты росла конкуренция за корм, а выживаемость семги падала. Вместо экономии получались потери, так как более половины рыбы погибало и шло в отход.

Еще одна острая проблема: отсутствие квалифицированного персонала.

- Профессиональных рыбоводов на предприятии очень мало - как правило, там работают бывшие слесари-сантехники, контролеры магазинов и так далее. Конечно, их отправляют за границу, но там учеба обычно сводится к просмотру какого-нибудь фильма, - рассказывает Алексей.

Ситуация с оборудованием еще интереснее. Техника и компьютерные программы для кормораздачи закупаются в Скандинавии, все инструкции - на норвежском, а языка никто не знает. Не смогли, по словам Алексея, из-за этого на ферме правильно настроить аппарат кормораздачи. В итоге, с февраля по июнь потерялось 100 тонн питания - его выдавалось больше, чем показывал компьютер. Рыба не съедала корм, он оседал на морское дно и гнил там, не прибавляя здоровья многострадальному лососю.

"Виновата аномалия"

В "Русской аквакультуре" уверяют, что бывший сотрудник сгущает краски. Компания всех своих сотрудников регулярно отправляет на обучение в Норвегию. Помимо рыбоводства они там изучают еще и английский, чтобы иметь возможность общаться со своими зарубежными коллегами и работать на импортном оборудовании. Что же касается нынешней гибели рыбы, то виноваты лишь "аномальные обстоятельства".

- Конец весны и начало лета - самый опасный период для рыб с точки зрения эпидемий, потому что после зимы иммунная система ослаблена. Так и получилось: вспышка инфекции произошла в начале июня, - рассказывает Илья Березнюк, директор по связям с общественностью компании.

По его словам, и о "перенаселенности" садков тоже нет речи. Да, 200 тысяч мальков в одном садке - это довольно тесно, но такое практикуют и в Норвегии. В России пока нет четкой нормативной базы, определяющей работу рыбоводов.

- Мы достаточно плотно работаем с ПИНРО и ветеринарами, - добавляет Илья Березнюк. - О случаях любых инфекций мы обязаны сообщать, сдавать на пробы мертвую рыбу для установления причин гибели.

Идем в Мурманский полярный институт морского рыбного хозяйства и океанографии (ПИНРО). Там нашему вопросу удивились: за научным сопровождением "Русская аквакультура" к ним никогда не обращалась. А стало быть, ученые не могут ни высказать свое мнение о причинах массовой гибели рыбы, ни помочь избежать этого в будущем.

- Нас никто не привлекал к анализу причин гибели лосося и не привлекает до сих пор, - рассказала Татьяна Карасева, заведующая лабораторией болезней промысловых гидробионтов. - У нас нет никаких данных по садковым хозяйствам Баренцева моря. Всем занимались ветеринары. Это частное предприятие, и если владелец не хочет, чтобы там работала наука, то ничего тут не поделаешь. На мой взгляд, ситуация требует серьезного анализа - почему все это произошло. Правда, сейчас уже трудно что-то выяснить.

Садки проходят дезинфекцию

- В "Русском море" у меня остались друзья, они рассказали мне, что сейчас практически ничего не изменилось. Садки для рыбы все так же "перенаселены" и массовая гибель может повториться, - считает Алексей.

Впрочем, по мнению ветеринаров, дела у заполярных рыбоводов постепенно идут на лад.

- Отмечено снижение отхода рыбы, клинические признаки заболеваний регистрируются лишь у единичных особей, - сообщили в комитете по ветеринарии Мурманской области. - Завершаются мероприятия по оздоровлению, проводится дезинфекция оборудования.

Справедливости ради следует сказать, что гибель рыбы наблюдалась и на предприятии "Русский лосось" - еще одном рыборазводном хозяйстве из поселка Лиинахамари. Там ситуация сложилась менее тяжелая - но, тем не менее, в отходы ушло около 34 процентов выращиваемого лосося.

- 9 декабря из хозяйства в губе Малая Волоковая была вывезена последняя партия товарной рыбы, - сообщил директор ПАО "Русский лосось" Павел Тихонов. - С 14 декабря 2015 года на ферме для дезинфекции будет установлен режим парования, который продлится до мая 2017 года.

В ТЕМУ

В Заполярье начали готовить своих рыбоводов

Кадровый дефицит на рыборазводных предприятиях, похоже, все-таки удастся преодолеть. В 2016 году рыбопромышленный колледж выпустит первых дипломированных техников-рыбоводов – 10 человек.

- Следующие выпуски будут уже побольше, человек по 15, - отметил и. о. директора ММРК Сергей Клепцов. - Думаю, что никаких проблем с трудоустройством для них не будет. Наши учащиеся проходят практику на рыбоводных фермах, там их наверняка возьмут на работу.

КОНКРЕТНО

Анатолий Васильев, Институт экономических проблем КНЦ РАН:

- По неофициальным данным, в России потребность в рыбной муке составляет около 900 тысяч тонн, а производим мы всего 145 тысяч, причем половина уходит за рубеж. А ведь с 2000 по 2011 год цена за тонну рыбной муки выросла более чем втрое.

А КАК У НИХ?

Норвежский лосось тоже болеет

Кстати, скандинавский "домашний" лосось тоже не отличается богатырским здоровьем, констатирует норвежский ученый Нильс Кристиан Геелмуйден в своей книге. В главе, посвященной аквакультуре, он сообщает: "В течение полутора лет 200 000 особей лосося находятся в крайне стесненных условиях садка рыбной фермы. Там очень тесно, а видимость крайне ограничена. Рыба страдает от ряда заболеваний и аномалий – катаракты, панкреатита, вируса инфекционной анемии лосося, синдрома кардиомиопатии (разрыв сердца), круглых червей и многих других заболеваний".