Политика

В этот день убили репортеров

Военные Донбасса еще в те дни предупреждали, что за российскими журналистами охотится нацгвардия
Игорь Корнелюк

Игорь Корнелюк

Год назад под Луганском погибли наши коллеги из ВГТРК. А за два дня до этого у меня был странный разговор с профессиональными военными, которые упреждали об охоте на журналистов.

С Игорем Корнелюком и Антоном Волошиным я познакомился за двое суток до их погибели. Причем познакомились мы на том самом месте, где их застанет смерть, то есть у поселка Металлист на блокпосту. Ну как познакомились? Обменялись там несколькими фразами. Выяснилось, что Корнелюк жил на одном этаже со мной в гостинице «Луганск», а Волошин в другом месте.

Антон Волошин с сестрой Марьяной.

Антон Волошин с сестрой Марьяной.

В тот день 15 июня украинские войска вышли к северной окраине Луганска и остановились в двух километрах от блокпоста ополченцев. Ополченцы же подтягивали сюда силы, чтобы не дать противнику прорваться в город. Сюда же в район блокпоста помимо вооруженных людей в «партизанской» форме прибыли и профессиональные военные – в основном офицеры с разных областей юго-восточной Украины. Обстановка была напряженная. В любой момент с украинской стороны по нашему скоплению могли открыть огонь. К тому же этот блокпост, перекрывший шоссе и стоящий на бугорке, хорошо был виден противнику.

В тот день на блокпосту не было профессиональных военных. Некому было прикрикнуть на журналистов, чтобы те не пользовались мобильниками

В тот день на блокпосту не было профессиональных военных. Некому было прикрикнуть на журналистов, чтобы те не пользовались мобильниками

Фото: Николай ВАРСЕГОВ

В какой-то момент у меня зазвонил телефон. Но не успел я его поднести к уху, как военные обрушились на меня с руганью и потребовали не только выключить аппарат, но и вынуть из него батарейку. Я подчинился, но спросил у старшего офицера: на фига маскировать телефон, ежели сей блокпост украинские военные и без биноклей прекрасно видят? Офицер ответил, видеть-то они видят, но не знают, что тут российские журналисты собрались. А если прослушают, то сразу и вдарят, потому как российская пресса для них ныне самый опасный враг.

Я как-то тогда не придал значения этим словам, скорей, усомнился в сказанном. Но больше телефон на передовой не включал, чтобы не раздражать военных. И вот через два дня на том самом месте от мины, или еще от какого снаряда, погибли наши товарищи Корнелюк и Волошин. Сейчас я перечитал свою же публикацию по этому поводу и обратил внимание на мой разговор с медбратом, который привез в больницу умирающего Корнелюка.

«…Санитар, который вез Игоря, рассказал, что у него сильно повреждены внутренности и тело его пожгло. Он был в коме. Обручальное кольцо, по словам санитара, оплавилось и въелось в кость пальца. Всю дорогу, пока ехали, у Игоря звонил телефон.

- Я включил связь, - сказал санитар, - звонила мама Игоря, я рассказал, что он ранен, но не сказал, насколько тяжело. Она просила дать трубку сыну. Я сказал, что пока он говорить не может, контужен. Она стала расспрашивать, как приехать в Луганск? Какие нужны лекарства?».

Мне хорошо известно, что в тот день на блокпосту не было профессиональных военных. Некому было прикрикнуть на журналистов, чтобы те не пользовались мобильниками. А потому и вполне возможно, что украинская сторона прослушала телефонные разговоры корреспондентов, отчего стало ясно, что они в данный момент находятся на блокпосту у поселка Металлист. Вот это и могло быть причиной внезапного и очень прицельного обстрела съемочной группы. Наверное, правы были те военные, полагая, что противник не упустит возможности ударить по российским журналистам. Украинская армия, как известно, воюет подло, больше стреляя по мирным жителям, разрушая жилища, коммуникации, дабы выдавить население с непокорных Киеву территорий. Потому на этой войне глупо надеяться на гуманность вояк от хунты, прикрываясь нашивкой PRESSA. Наоборот, это мишень для хунты. В Киеве явно предполагали, что после убийства нескольких наших журналистов остальные сами сбегут. Но, как видите, просчитались. После гибели Корнелюка, Волошина и других репортеров, там наших не поубавилось.