2016-08-24T02:13:11+03:00

Всю жизнь любил он рисовать войну…

Знаменитый военкор Константин Симонов впервые публично прочитал «Жди меня» на полуострове Рыбачий
фото: архив Мурманской области.фото: архив Мурманской области.
Изменить размер текста:

Писатель, поэт, драматург, сценарист, журналист, общественный деятель. Все это – об одном человеке. О человеке, чье имя стало одним из символов эпохи. О человеке, чья лирика исцеляла душу, давала надежду, звала в бой. О человеке, в чьей прозе Великая Отечественная война отразилась многогранно и многолико. О Константине Симонове.

В качестве военного корреспондента Симонов побывал на всех фронтах от Черного до Баренцева моря. В автобиографическом очерке Симонов писал: «Я свидетель многих активных действий и крупных событий. Я - за редчайшими исключениями - не ездил туда, где было тихо, меня посылали туда, где что-то готовилось или происходило».

Освещал знаменитый военкор и обстановку на Карельском фронте, военный Мурман принимал его осенью 1941 и весной 1942 г. Впечатления о суровом северном крае, о людях, защищавших Родину на краю Земли, оставили след в лирике и прозе Константина Симонова.

О Симонове на Мурмане, о Мурмане в творчестве Симонова – наш рассказ.

Жди меня и я вернусь…

Знаменитое стихотворение было опубликовано в первую военную зиму. Поэтические строки сразу же приобрели всесоюзную известность, как символ женской верности. Их неоднократно перепечатывали различные газеты, они звучали на радио и с эстрады. Стихотворение заучивали наизусть, посылали дорогим людям в письмах с фронта и на фронт.

По воспоминаниям Марии Кирилловны, дочери Константина Симонова, «Жди меня» было написано в конце июля 1941 г. на даче у Льва Кассиля в Переделкино. Поэт посвятил его любимой женщине, Валентине Серовой, считал очень личным и публиковать не собирался.

Впервые для малознакомой аудитории это стихотворение прозвучало в конце октября 1941-го на полуострове Рыбачий, в землянке штаба 1-го дивизиона 104–го пушечно-артиллерийского полка. Дивизионом в то время командовал Яков Дмитриевич Скробов. Спустя много лет в одном из своих очерков он рассказал о памятном визите на Рока-Пахту спецкора газеты «Красная звезда»:

- Константина Михайловича интересовала немецко-фашистская оборона, выявленные и засеченные нами цели, лощина, в которой в этот день мы покрыли огнем горных егерей. Я ему все показал на местности, а он внимательно разглядывал в стереотрубу. Он подробно расспрашивал меня о летних боях рыбачинцев и боевых действиях дивизиона, делая записки в своем блокноте.

На нехитрый солдатский обед собрались в землянке штаба дивизиона. Когда артиллеристы и гости отогрелись, завязался оживленный разговор, и Зельма стал просить Симонова прочесть стихотворение «Жди меня».

- Он задумался, на лице появилась серьезная сосредоточенность, и с большим чувством стал читать.

Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, Жди, когда наводят грусть Желтые дожди, Жди, когда снега метут, Жди, когда жара, Жди, когда других не ждут, Позабыв вчера…

В землянке стояла мертвая тишина. Казалось, затихли не только люди, но и беспокойные телефоны, и неуемная морзянка радиостанций. Каждая строка стихотворения била в самую душу. Ведь каждого из нас ждали, да и сами мы жили на войне мечтами вернуться к тем, кто нас ждет…

Сам Константин Михайлович об этом эпизоде написал так: «Пожалуй, именно тогда, в дивизионе у Скробова, я впервые читал еще ненапечатанное «Жди меня» целому десятку людей сразу. Гриша Зельма (фотокорр «Известий» - Ред.), подбивший меня там прочесть эти стихи, потом, во время нашей поездки, где бы мы ни были, снова и снова заставлял меня читать их то одним, то другим людям, потому что, по его словам, стихи эти для него самого были как лекарство от тоски по уехавшей в эвакуацию жене».

История нескольких снимков

В ту свою поездку, в октябре 1941-го, Константин Симонов побывал во многих частях и подразделениях 23-го укрепрайона. Везде его и Георгия Зельму встречали с большим воодушевлением. Приезд таких гостей был тем более удивительным, что рыбачинцы с начала войны оказались отрезанными от материка по линии перешейка, соединяющего «большую землю» с полуостровом Средний. Дорогой жизни, по которой поддерживалась связь с Мурманском, был Мотовский залив.

фото: архив Мурманской области.

фото: архив Мурманской области.

По воспоминаниям ветеранов, Симонов посетил все участки обороны, где шли бои, и снискал уважение и любовь не только как литератор, но и как храбрый воин.

В этой поездке Георгий Зельма много снимал. Некоторые кадры вошли в историю. Но те, что Вы видите сегодня, скорее всего не известны широкому кругу. Снимки эти были подарены автором в 1958 году бывшему комиссару 104-го артполка Дмитрию Еремину во время встречи в гостях у Константина Симонова.

Тогда моторка остановилась на мели, и ее пассажирам пришлось идти к берегу по пояс в студеной воде. День был морозным, и одежда быстро покрылась ледяной коркой. До командного пункта 1-го дивизиона 104-го артполка поднимались несколько часов по горе. За это время успели хорошо разогреться. Прибывших гостей переодели в маскировочные халаты – территория выше командного пункта хорошо просматривалась с немецкой стороны. Затем все отправились на наблюдательный пункт артиллеристов, который позднее с легкой руки Симонова стал именоваться «Орлиным гнездом».

фото: архив Мурманской области.

фото: архив Мурманской области.

По воспоминаниям Еремина, этот кадр был сделан у землянки штаба 104-го артполка в Озерко. Гости возвратились после осмотра боевых точек, успели отогреться и пообедать. Настроение у всех было хорошее. Зельма успел «поймать» это настроение в объектив своего фотоаппарата.

Продолжение следует...

К 100-летию со дня рождения Константина Симонова (1915-1979), на основе архивных документов подготовила Елена Волосникова, главный архивист Государственного архива Мурманской области.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных