Общество23 октября 2014 14:00

Десятый сталинский удар

Несколько ярких моментов Петсамо-Киркенеской операции
Авторы (2):
Алексей ВАЛДАЙЦЕВ
Иван ГАНИН
Захват немецкой батареи на мысе Крестовом отрядом лейтенанта Леонова.
Художник В.К. Саморезов.

Захват немецкой батареи на мысе Крестовом отрядом лейтенанта Леонова. Художник В.К. Саморезов.

70 лет назад войска Карельского фронта при поддержке Северного флота перешли в наступление против войск вермахта на Кольском полуострове, на севере Финляндии и на севере Норвегии. Сражение, продолжавшееся с 7 октября по 1 ноября 1944 года, получило название «Десятый сталинский удар».

7 октября: подвиг Ивченко и Зимакова

Утро 7 октября 1944 года началось с мощного грохота. Это советская артиллерия начала грандиозный обстрел глубоко эшелонированной обороны противника.

- Это было хуже ада, - рассказывал потом один из выживших немецких егерей, - фугасы сыпались с неба непрерывно. Стоило поднять голову из окопа, как начинался минометный обстрел. Но дело завершили ваши «катюши», после их огня наша оборона рассыпалась и лопнула».

Мощный, тщательно спланированный, сосредоточенный по опорным пунктам противника огонь во многом предопределил успех наступления. Но это не значит, что немцы сдавались без боя. В цепи атакующих бойцов 10-й гвардейской дивизии шел и гвардии ефрейтор Михаил Ивченко. Внезапно в одном из подавленных артогнем дотов ожил вражеский пулемет, очереди которого прижали к земле бойцов наступавшей роты. Продвигаться по открытому каменистому склону было совершенно невозможно. Тогда Ивченко, прикрываясь складками местности, пополз к доту. Когда до цели осталось не более 12-15 метров, Ивченко привстал и метнул в амбразуру гранату. Пулемет умолк, но через минуту вновь ожил. Тогда прижатый к земле гвардеец мгновенно вскочил и бросился к амбразуре. Пулемет дал короткую очередь и захлебнулся: его огонь был остановлен телом героя!

При штурме Малого Кариквайвиша отличился и командир артдивизиона 29-го артполка той же дивизии Иван Зимаков. Его артиллеристы помогли нашим частям отразить пять контратак и подавить огонь 5 немецких батарей. В конце артиллерийской дуэли две роты противника устремились в шестую контратаку, непосредственно на артиллерийский наблюдательный пункт (НП). В критический момент, когда егеря вплотную подобрались к НП, и уже было невозможно стрелять из орудий, гвардии майор Зимаков поднял своих бойцов в атаку. В рукопашной артиллеристы отбросили гитлеровцев. Часть из них бежала, 20 егерей, бросив оружие, сдались в плен. При этом сам майор был тяжело ранен и через несколько дней скончался в госпитале. Он тоже стал Героем Советского Союза.

11 октября: наводчик Бредова выжил в бою

Никита Ашурков пережил своего напарника на 50 лет.

Никита Ашурков пережил своего напарника на 50 лет.

О подвиге пулеметчика Анатолия Бредова знают все мурманчане. Его рота попала в клещи между немцами, оборонявшими Петсамо, и недобитками, отступавшими от Рыбачьего. Когда во время очередной немецкой контратаки у пулеметчика закончились патроны, он взорвал себя гранатой. Но, оказывается, вместе с Бредовым за пулеметом лежал его второй номер – Никита Ашурков. Вместе они уничтожили около 80 немцев, вместе взорвали ту самую гранату. Бредов погиб, чтобы навсегда подняться в металле на проспекте Ленина в Мурманске. А Ашурков, также как и Бредов, получивший звание Героя Советского Союза посмертно, сумел выжить. Через пять суток его – израненного – подобрали наши санитары.

12 октября: бой на мысе Крестовом

Вся оконечность мыса напоминала ощетинившегося ежа. У самого уреза воды находилась береговая дальнобойная батарея. На полпути от берега до вершины мыса на просторной ровной площадке располагалась зенитная батарея. Кроме того, там и сям в каменных нишах были установлены малокалиберные пушки, пулеметы. Операцию по захвату батарей на мысе Крестовом проводили разведывательный отряд Северного оборонительного района под командованием майора Барченко-Емельянова и 181-й отряд особого назначения Северного флота, возглавлял который лейтенант Леонов - всего 195 человек. Немцы непрерывно наблюдали за морем. Поэтому еще 9 октября торпедные катера высадили разведчиков в заливе Пунайнен-лахт в нескольких десятках километров от цели. Утром 12 октября после скрытного перехода бойцы Леонова внезапно атаковали вражескую 88-миллиметровую батарею на мысе Крестовом, овладели ею, захватили в плен большое количество гитлеровцев. Тогда-то все и произошло. «Кто-то из разведчиков случайно задел заграждение из колючей проволоки, – вспоминала позже дочь Леонова Татьяна Викторовна. – Начался обстрел. Проволока крепилась на тяжелых рельсовых крестовинах. И тогда Иван Лысенко – физически очень сильный человек – подлез под крестовину и, встав во весь рост, поднял ее на плечах. Разведчики один за другим вползали в этот проем под проволокой. Потом, когда израненный Лысенко уже не мог держаться, рядом с ним встал врач отряда Алексей Луппов. Погибли оба. У Лысенко было 33 пулевых ранения!»

В это же время отряд Барченко-Емельянова блокировал 150-миллиметровую батарею и вступил в бой с ее артиллеристами. Этот бой имел крайне упорный характер, но в результате вражеская батарея не смогла открыть огонь в нужный момент, а затем ее орудия были подорваны самими немцами.

В 1941-44 годах Борис Сыромятников совершил 71 вылет.

В 1941-44 годах Борис Сыромятников совершил 71 вылет.

Благодаря разведчикам наш десант в порту Лиинахамари прошел с куда меньшими потерями! За смелые и решительные действия, а также личный героизм, майору Барченко-Емельянову, лейтенанту Леонову, разведчикам Пшеничных и Агафонову было присвоено звание Героев Советского Союза.

16 октября: атака торпедоносцев

Знаменитый фильм Семена Арановича «Торпедоносцы» заканчивается тем, как герой Родиона Нахапетова направляет горящий самолет в немецкий корабль. Возможно, основа для сюжета взята из подвига Героя Советского Союза подполковника Бориса Сыромятникова. 16 октября за четыре налета наша авиация сумела уничтожить вражеский конвой в составе 3 транспортов, 3 сторожевых кораблей, 1 тральщика и 7 сторожевых катеров. Одну из атак лично возглавлял командир авиаполка Сыромятников. Его крылатая машина получила прямое попадание зенитного снаряда и загорелась, но комполка и его экипаж не свернули с боевого курса, а с близкой дистанции сбросили торпеду в цель. После этого в 200 метрах от берега горящий самолет рухнул в воду.

Следите за историческими хрониками Петсамо-Киркенесской операции в октябре вместе с «Комсомольской правдой» по хэштегу #70петсамо.