Общество22 октября 2014 19:40

Отступая, немцы подорвали никелевый завод

В этот день 70 лет назад – 22 октября 1944 года – в ходе продолжавшейся Петсамо-Киркенесской наступательной операции советские войска освободили поселки Никель и Тарнет
Солдаты Карельского фронта и моряки-североморцы освободили Печенгу и Никель. Теперь им предстояло освободить Киркенес. На снимке: В освобожденной Печенге. Справа на переднем плане командующий Северным флотом адмирал Арсений Головко. Фото с сайта http://myfront.in.ua/public/Dates/SEPTEMBER/25september.jpg

Солдаты Карельского фронта и моряки-североморцы освободили Печенгу и Никель. Теперь им предстояло освободить Киркенес. На снимке: В освобожденной Печенге. Справа на переднем плане командующий Северным флотом адмирал Арсений Головко. Фото с сайта http://myfront.in.ua/public/Dates/SEPTEMBER/25september.jpg

Бои за овладение районом никелевых разработок вступили в решающую фазу. Утром 22 октября командир 367-й стрелковой дивизии ввел в бой свежий 1221-й стрелковый полк. Подразделения этого и 1217-го полков в нескольких местах вторглись в оборону противника на горе Каула. Сюда же, к руднику, вырвались и подразделения 11-го стрелкового полка 83-й дивизии. Когда наши бойцы выходили на высоты, прикрывавшие заводской поселок, послышались сильные взрывы, и поднялось громадное зарево. Гитлеровцы, предчувствуя скорое поражение, взорвали никелевый завод. «Северная обходная группа под командованием майора Гастенина, совершив тяжелый марш по болотам и форсировав реку Колосйоки, ночью ворвались на северную окраину Никеля, - писал в книге «У северной границы» известный исследователь прошлого нашего края Леонид Потемкин. – Завязалось ожесточенное сражение на улицах поселка. С юга вражескую оборону прорвали подразделения 1219-го полка и 127-го легкого стрелкового корпуса. Утром 22-го октября советские части с трех сторон атаковали противника и к 10 часам освободили руины никелевого завода и поселок».

Наступление продолжалось и на других участках. 10-я гвардейская дивизия в этот день форсировала озеро Коннтоноярви в системе реки Паз. «65-я стрелковая дивизия Г.Е. Калиновского всю ночь вела упорный бой и сумела дезорганизовать противника, - вспоминал командир 10-й гвардейской генерал-майор Харитон Худалов. - С рассветом она усилила напор и вот-вот должна была овладеть Ахмалахти и вырваться к озеру Коннтоноярви. Теперь настал и наш черед. По беспорядочной стрельбе противника, по частым взрывам гранат можно было предположить, что эсэсовцы нервничают, поглядывают назад — на широкое водное поле. Время подавать сигнал. Артиллерийские командиры Седышев и Дейч уже вопросительно смотрели на меня. Часы показывали 11.00.

— Пора!

Противник, надломленный ночным боем, не смог оказать сколько-нибудь организованного сопротивления. Сказалась и наша тщательная подготовка к внезапному удару. Лишь отдельные группы эсэсовцев и егерей попытались огнем с места противодействовать наступлению. Но и они были быстро уничтожены или рассеяны гвардейцами. Наблюдатели легко засекли вражеские минометы, как только те открыли огонь, и артиллерийский полк Дейча тут же их подавил. Вскоре на НП поступили доклады: небольшие группы противника спешно отходят к озеру, а в полосе 35-го полка — в направлении на Салмиярви.

— Разрешите преследовать, — просит командир полка.

Но преследовать теперь противника на Салмиярви — значит уклониться от самого короткого пути к озеру, потерять драгоценное время.

— Нет, преследовать на Салмиярви запрещаю, — передаю в полк. — Черт с ним, если убежит с десяток егерей... Скорее очищайте берег и форсируйте озеро. А отходящего противника на Салмиярви накроем артиллерийским огнем.

Седышев слышит указания и уже ставит задачу. Проходит минута, другая, и к юго-западу от нас загремели разрывы снарядов... Бой подходит к концу. Гвардии полковник Носов, довольно потирая руки, предлагает сменить пункт управления. Соглашаюсь. Едем к Лазареву — надо переправить его батальоны на ту сторону. Наш пыл, однако, охлаждает инженер Новиков, доложивший, что 284-й батальон (отдельный моторизованный батальон особого назначения, имеющий автомобили-амфибии – И.Г.) перевозит в первую очередь 65-ю дивизию. Заминка огорчает. Но других средств — ни табельных, ни подручных — у нас нет. Поздно вечером началась переправа».

Таким образом, на южном фасе наступления передовые подразделения пересекли норвежскую границу в районе реки Паз. Солдаты 363-го и 536-го полков 114-й стрелковой дивизии 99-го корпуса и бойцы 284-го батальона амфибий были первыми, кто, здесь, в районе поселков Фоссгорд и Слеттен, ступили на норвежскую землю. Одновременно передовой отряд 65-й стрелковой дивизии захватил плацдарм в районе поселка Трангсунд. Cогласно разведсводке штаба 14 армии, при вступлении советских разведподразделений в эти поселки «норвежское население встречало их радостно и с красными флагами».

В тоже время продвигавшиеся к Киркенесу с другой стороны части 131-го стрелкового корпуса столкнулись с упорным сопротивлением противника у Тарнета. Весь день немцы при поддержке артиллерии пытались контратаковать. Однако, неся значительные потери, вражеские войска прекратили атаки и были вынуждены отойти к Тарнету. К вечеру 22 октября соединения 131-го корпуса заняли и этот населенный пункт вместе с электростанцией, снабжавшей энергией Киркенес. Одновременно морская пехота при артиллерийской поддержке флота очищала побережье. Отходя к Киркенесу, гитлеровцы разрушили единственную шоссейную дорогу к городу, идущую от Тарнета и во все больших масштабах применяли различные заграждения. В район Киркенеса противник перебросил из внутренних районов Норвегии 141-й горнострелковый и 508-й авиаполевой полки, сюда же было стянуто немало мощных береговых батарей, для строительства оборонительных сооружений перевезены все рабочие батальоны из Северной Норвегии. Природные условия позволяли быстро создать сильные опорные пункты. Только с востока Киркенес прикрывался тремя фиордами, далеко вдающимися в сушу. Вдоль фиордов тянулись высокие горные цепи с крутыми склонами. Фашисты взорвали подвесной мост через Яр-фиорд и вывели из строя железную дорогу, соединявшую Киркенес с районом рудников.

Предстояла серьезная схватка за этот важный опорный пункт противника в Северной Норвегии, а пока Совинформбюро в оперативной сводке от 22 октября 1944 года сообщало: «Войска Карельского фронта, продолжая наступление из района Петсамо (Печенга), вышли на государственную границу СССР с Норвегией на участке от побережья Баренцева моря до озера Куэтс-явр, заняв при этом никелевые рудники и населенные пункты Никель, Вуореми, Афанасьев, Рова, Виртайн, Ахмалахти».

Следите за историческими хрониками Петсамо-Киркенесской операции в октябре вместе с «Комсомольской правдой» по хэштегу #70петсамо.