Общество16 апреля 2008 15:12

Из первого секретаря обкома ушел в капитаны

На 71 году прервалась жизнь Сергея Серокурова, главы Заполярья в начале 90-х
Сергей АНДРЕЕВ
Сергей Леонидович Серокуров

Сергей Леонидович Серокуров

Последний руководитель мурманского обкома КПСС Сергей Леонидович Серокуров скончался в Санкт-Петербурге.

Он родилcя вдали от океанских берегов - в Самарканде. Но с детства мечтал о море. Сергей Серокуров окончил бакинскую мореходку и Ленинградское высшее инженерное морское училище имени адмирала Макарова. Ходил на судах загранплавания. Дослужился до капитанской должности. А в 1969 году молодого капитана выдвинули на партийную работу.

В январе 1984 года Серокуров был направлен на работу в Мурманск, где трудился в обкоме КПСС. А 26 мая 1990 года его избрали первым секретарем обкома. Фактически Серокуров стал главой региона на должности, сопоставимой с современным постом губернатора. Работал на этом поприще до прекращения деятельности КПСС в сентябре 1991 года.

- Это были времена «охоты на ведьм», - говорит о коллеге Владимир Горячкин, председатель мурманского горисполкома в 80-х. – Шли гонения на коммунистов. Иных увольняли за членство в партии. Сергей Леонидович, несмотря на это, не сдал партбилет. А когда КПСС развалилась и он расстался с должностью, Серокуров снова пошел в море капитаном: вновь сдавал экзамены, получал диплом. Он был профессионалом своего дела.

Еще более 10 лет Сергей Серокуров служил капитаном на судах «Севрыбхолодфлота».

На пенсии занялся общественной деятельностью, проявил себя в ветеранской секции мурманского землячества в Питере. В последний раз он приезжал в ставшую ему родной Мурманскую область в дни празднования 90-летнего юбилея заполярной столицы в 2006 году.

- Сергей Леонидович был всегда пунктуальный, очень выдержанный, - говорит сотрудник «Комсомолки» Виктор Черницкий, который в 80-х был личным водителем Серокурова. - Очень ему и его супруге полюбилась наша природа, особенно походы за грибами. Осенью мы пропадали в сопках. Серокуров был в изумлении от богатств наших лесов. Говорил, не то что в Подмосковье! Как-то мы с ним чуть в беду не попали. Возвращались зимой из командировки в Апатиты. А за окном похолодало до минус 50. Если бы наша «Волга» заглохла, замерзли бы насмерть. Но Бог уберег. А Сергей Леонидович это спокойно воспринял, без истерики. Он вообще никогда не срывался и не психовал, как иные партийные функционеры.