Звезды

Денис Мацуев: Когда первый раз увидел в зале зрителей в масках, ничего не понял

Накануне концерта в Калининграде всмемирно известный пианист ответил на вопросы "Комсомолки"
Мацуев вернулся на сцену в июле.

Мацуев вернулся на сцену в июле.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Обычно с Денисом Мацуевым мы общаемся на бегу: он куда-то едет или откуда-то возвращается. В лучшем случае его удается поймать в гримерке перед концертом. Вот и на этот раз пианист был в пути. Мой звонок застал Дениса в Сочи, где проходит его традиционный фестиваль «Crescendo». Мы поговорили о карантинном времени, любимой дочке и предстоящем выступлении в Калининграде. 3 сентября большую концертную программу «Классика и джаз. Денис Мацуев и друзья» представят на острове Канта. Уличный концерт в рамках открытия фестиваля «Территория мира – территория музыки» посвятят открытию острова Канта после благоустройства.

Концерт с дистанцией

- В Сочи мы проводим open-air концерты фестиваля «Crescendo», которые сейчас возможны: 1000 человек в партере, социальная дистанция. Концертная жизнь возвращается, это здорово, – говорит Денис.

- Раньше у вас гастроли были расписаны на 5 лет вперед. А теперь какой режим?

- Сейчас на 6 лет, потому что многое из-за пандемии перенеслось. Неприятность ситуации в том, что кто-то держится до последнего, кто-то отменяет. Парижский традиционный концерт с 29 сентября перенесли на весну. Немецкие гастроли с оркестром «Вена-Берлин» пока остаются. Остается в середине октября венский концерт с Венским филармоническим оркестром. Потом с этим же оркестром и Валерием Гергиевым запланирован огромный, почти месячный, азиатский тур, включая Китай, Южную Корею и Японию. Ждем информацию о том, как это возможно, какая рассадка в зале. Все билеты на эти концерты проданы. Есть вариант играть по два концерта в день в одном отделении. Не все на это решаются, потому что сложно. Я пробую этот формат. Совсем скоро в зале Чайковского играю два сольных концерта подряд: в 6 и в 9 часов вечера. Получается большой концерт в двух больших отделениях с большим перерывом и для разной публики. Выходит, что сыграл при полном зале, только с перерывом: надо выпустить одних людей, сделать дезинфекцию зала и впустить новых зрителей.

- Кому же из зрителей повезет больше: первым или вторым?

- Я всегда говорю, обращаясь к своим молодым коллегам, что если делить свои выступления на ответственные и менее ответственные, то дело вашей карьеры пойдет к концу. Вне зависимости от того, где вы выступаете, будь то Карнеги-холл в Нью-Йорке или небольшой Дом культуры в Оренбургской области, посыл в зал должен быть 150 процентов! И не важно, сколько человек сидит в зале и кто это: Папа Римский, Английская королева, врач или слесарь.

Так что каждый из этих концертов будет на самой большой кульминации. Поверьте, как я, так и все мои коллеги изголодались по настоящей концертной жизни.

До пандемии Мацуев давал 250 концертов в год.

До пандемии Мацуев давал 250 концертов в год.

Фото: Евгения ГУСЕВА

- Если не брать онлайн выступления, то уже 9 июля в Мариинке-2 мы с маэстро Валерием Гергиевым вышли на сцену, где была шашечная рассадка зрителей. Затем уже было открытие сезона в зале Чайковского в Москве, тоже с рассадкой через одного. Следом – open-air в Клину с Юрием Башметом, новый фестиваль под открытым небом в Екатеринбурге. Все с соблюдением четких рекомендаций Роспотребнадзора. Open-air концерты – это спасение на лето. Но и залы возвращаются. И вы не представляете, какие эмоции испытывают музыканты, которые играют для публики. Я никогда не забуду 20 марта, когда я вышел на сцену зала Чайковского и сыграл свой сольный концерт в пустом зале. Это было выступление онлайн, которое на сегодняшний день посмотрело более 4,5 миллионов человек. Это был один из самых сложных концертов в моей жизни. Потому что я играл просто «в стену». Живого дыхания зала, этой энергетики и химии не было. Но я понимал, что такие концерты были нужны как воздух. В первую очередь для аудитории, которая привыкла ходить на концерты академической музыки. Ну и конечно, добавилось огромное количество новой публики, которая сидела дома и слушала концерт в такой обстановке.

Дочь - допинг

- Как вы провели карантинное время дома?

- Самым счастливым человеком во время пандемии была Анна Денисовна Мацуева, которая наконец-то увидела своих родителей: каждый день они были рядом, они были вместе, они готовили, гуляли, играли. Это было абсолютно счастливое время. Конечно, семья меня спасла. Отсутствие сцены губительно для артиста, без этого сценического «допинга» прожить очень сложно. Честно скажу, особенно первое время было невеселым.

- У вас были депрессивные моменты?

- Не то, чтобы депрессивные… Но организм, который привык играть 250 концертов в год на протяжении уже больше 20 лет, вдруг оказался в одном месте без гастролей и концертов, без сценического посыла, отдачи и энергетики. Было непросто перестроиться. Это не депрессия, но странное и непонятное состояние, когда ты не можешь выплеснуть накопившееся.

Отсутствие концертов компенсировала Анна Денисовна, которая нам устраивала практически каждый день свои моно-программы. Там был и кукольный, и драматический театр, и концерты. Она каждый день придумывала и закручивала невероятные сюжеты. Папа делал музыкальное оформление, мы репетировали. Так что эти концерты и спасли меня (смеется). Я понял, что за те более чем 3,5 года, с тех пор как Анна Денисовна появилась на свет, я многое пропускал. Быть с ней каждый день – это огромное счастье.

В карантинное время я учил новую программу. Премьера Второго концерта Шопена будет через несколько дней – я выйду на сцену с этим произведением. Назовем это карантинный концерт. Выбор репертуара – это тонкая история. Сравнить это можно с любовным романом с девушкой. Роман вспыхивает, но понять, по-настоящему ли, можно только спустя какое-то время. И как раз этот карантинный простой мне очень помог осознать, что я готов к этой музыке. Я ее знал, конечно, всю жизнь, но не решался к ней прикоснуться по-настоящему. Это моя первая проба пера с концертом Шопена. Надеюсь, это долгоиграющий роман в моей жизни.

- А в бытовое русло нерастраченную энергию направляли? Как же домашние дела?

- Я занимался спортом, бегал, мы играли в теннис. Время даром не пропало. Я не сидел на диване. Ну и кулинарные способности проявились. Готовил плов по-мацуевски. Я обожаю плов, его приготовление сродни ритуалу и магии. Это оказалось очень непросто. Я не готовлю строго по рецепту, а чувствую по запаху и виду. Если немного передержал рис – все пропало. Должна быть правильная зира, наконец, правильное мясо. А с мясом в нашей стране не так все просто, как выяснилось. Я ездил по разным рынкам и понял, что выбрать хорошую баранину очень трудно. Найти правильную говядину еще сложнее! Это кошмар. Пойти в магазин и купить все ингредиенты разом просто невозможно. Это я точно понял.

Посвящение джазу

- Что ждать зрителям от концерта в Калининграде?

- Особое состояние, когда на сцену выходят мои друзья джазовые и классические музыканты, а также совсем юные стипендиаты фонда «Новые имена», лауреаты конкурса «Синяя птица». Все в одном порыве дадут импровизацию на классические произведения, такие как «Рапсодия в стиле блюз» Гершвина или «Улетай на крыльях ветра» из оперы «Князь Игорь» Бородина, который накладывается на «Take Five» Пола Десмонда и Дейва Брубека. Или, скажем, «Каприс №24» Паганини, который оказывается, можно сыграть в джазовом ритме на балалайке. «Танец с саблями» Хачатуряна можно сыграть на домре в джазовом свинге.

Также я исполню и произведения собственного сочинения «Байкальская самба» и «Баллада», которые я придумал в юном возрасте, когда жил в Иркутске.

В чем удивительность нашей совсем молодой команды? Балалаечница Настя Тюрина или, скажем Соня Тюрина саксофонистка. Они однофамилицы, из разных городов. Несмотря на свой юный возраст, они держат джазовый ритм, импровизируют. Это удивительно. Я не могу назвать себя джазовым музыкантом, я делаю так называемые фантазии, посвященные этому великому искусству. И то, что калининградцы увидят на сцене – это будет посвящение джазу. Переплетение жанров, поколений и стилей, тот драйв и энергетика, которая идет во время этого концерта, не оставят никого равнодушным.

В Калининграде я не выступал давно. Никогда не забуду свои концерты на «Балтийских сезонах» Давида Смелянского. Калининград – очень близкий мне край и хочется, чтобы надолго мы не расставались. Хочется сыграть сольный концерт и, конечно, выступить с оркестром. Главное, чтобы в Калининграде 3 сентября все прошло со всеми рекомендациями Роспотребнадзора.

- Вы готовы видеть в зале зрителей в масках? Улыбку не заметишь, зато акцент на глаза.

- Я езжу гастролировать в Японию больше 25 лет. Когда я приехал впервые, я вышел к залу и не понял ничего. Треть зала сидела в масках. Это был 1994-1995 год. Тогда мне сказали: «У нас так принято и в общественном транспорте, и в помещениях и даже на улице». Скажем, начался насморк, человек чихает, он не хочет заражать других. Это внутренняя культура, приучают с детства.

- Культура ношения маски у нас несколько иная.

- Мягко говоря, да. Когда я вижу внутри помещений гостиниц или ресторанов официантов, которые носят маски на подбородке, или, скажем, рот закрыт, а нос полностью открыт… Это не дело.

- Если на концерте вы увидите, что кто-то в зале сидит без маски, готовы со сцены сделать замечание?

- Подождите! Мы же договариваемся, что это условие проведения концерта. Речь идет о том, быть или не быть концертам вообще. Зритель должен принимать правила игры. Если не согласны, то мы обратно уходим в историю, когда мы ничего не имеем. А мы понимаем, что если опять будет вспышка, то наш цех снова пострадает в первую очередь. Мы вернемся последними, но закроемся первыми! То, что происходит в мире, это огромная трагедия. Банкротятся симфонические оркестры. Расформировывается или распускается в отпуск без сохранения зарплаты Метрополитен-опера в Нью-Йорке: оркестр, балет, оперная труппа. А у всех кредиты, ипотеки, семьи. Что уж говорить о фрилансерах, которые вообще остались без куска хлеба. Я знаю многих музыкантов, которые сейчас работают доставщиками.

Всплеск интереса к классике

- Какие прогнозы восстановления концертной жизни?

- В Италии в зале на 2 тысячи мест разрешено собрать 200 человек. Несколько недель назад во Флоренции должен был состояться концерт гениального скрипача и гениального дирижера, не буду их называть. На положенные 200 мест продали 56 билетов и концерт отменили. Это говорит о том, что публика побаивается ходить, боится заразиться. И понятно, ведь в Европе это пожилая публика, в отличие от нас, Китая или Юной Кореи, где ползала это молодые лица. В Европе просто кошмар, а самое ужасное это неопределенность. Никто не знает, как будет. Сейчас опять закрылась Испания, Франция перекрыла границы со Швейцарией, Бельгия закрылась, в Англии жесткий карантин. А посмотрите, что в США. Уволен Бостонский оркестр, один из самых знаменитых в мире. Просто уволено 50 сотрудников оркестра.

- Вы говорили, что многие из ваших друзей по всему миру заболели. Вы боитесь заразиться? Тесты делали?

- 20 июня я поехал в Берлин играть онлайн-концерт памяти дирижера Мариса Янсонса. Мой выезд в Германию был сродни спецоперации. Я получал разрешение от МИДа Германии и нашего МИДа, от полиции Берлина и от нашего оперативного штаба. Были тесты и там. Любой отель теперь просит COVID-справки… В общей сложности за все время я сделал порядка 25 тестов. Это часть нашей своеобразной жизни. Но если надо, я буду делать.

Музыкант всегда открыт к общению и переживает из-за того, что теперь придется держать дистанцию.

Музыкант всегда открыт к общению и переживает из-за того, что теперь придется держать дистанцию.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Я понимаю, что сейчас невозможны автограф-сессии и фото со зрителями. Приходят к тому, что даже цветы нельзя дарить. Я это понимаю и принимаю, хотя я всегда открыт к публике, она мой первый критик. Пожать руку или расписаться в диске для меня было как Отче наш, как третье отделение концерта, которое я очень любил. Возможности вот так посмотреть в глаза зрителю мне будет очень не хватать.

Сейчас надо выбирать – либо мы идем на те условия, при которых разрешили концерты, либо мы ничего не соблюдаем и обратно уходим в карантин классической музыки. Я выбираю первое и главное для меня – играть перед публикой.

Я прогнозирую в России всплеск интереса к классической музыке, которого прежде не было. А европейцы говорят, что их ждет крах индустрии.

Билет за 10 тысяч?!

- Как пандемия отражается на ценовой политике? В Калининграде на ваше выступление цены от 2 до 10 тысяч рублей. Немало, учитывая, что в этот кризис многие остались без работы или с пониженной зарплатой.

- До 10 тысяч (удивленно)? Я не знал этого. Когда речь идет о концертах моего абонемента или моего фестиваля, я контролирую все, вплоть до цен на билеты. Прекрасно понимаю, что времена не самые легкие для всех. Для меня сейчас самое важное играть и я готов это делать бесплатно. Гонорары для меня никогда не были приоритетом. Цены на этот концерт – это вопрос к калининградским организаторам. Честно говоря, меня эта ценовая политика не радует. Потому что это совершенно не карантинная цена, мягко говоря.

Я всегда делаю так, чтобы в зале еще было мест 100 для учеников музыкальных школ и студентов колледжей. Спасибо, что вы мне это все сказали. Я обязательно сделаю все возможное, чтобы на концерт в Калининграде попали студенты и дети из музыкальных школ.

- На схеме площадки я нашел два «сектора свободного посещения». Они далеко, где-то в уголках. Я понимаю, что тем, кто не купил билеты, видно будет плохо, а слышно – может быть. Вы сталкивались с тем, что люди залезают на заборы, чтобы послушать классическую музыку?

- Только что в Екатеринбурге в Саду Вайнера было 1000 человек в партере, а сбоку был просвет, где стояли толпы людей и точно люди сидели даже на заборе. Были и люди, которые приходили со стульчиками и сидели сбоку бесплатно. Там тоже были огромные толпы людей.

- В Калининграде, думаю, такое тоже возможно.

- Я очень на это надеюсь. Вообще, хочу, чтобы в Калининграде филармоническая афиша была очень яркая, чтобы оркестр был большой, чтобы публика могла попадать за нормальные цены на артистов высочайшего класса.

Конечно, концертный зал Калининграду нужен как воздух! Надеюсь, мы встретимся с вашим губернатором и поговорим об этом. Стадион - это прекрасно. Я сам фанат футбола. Но хотелось бы не забывать и о концертных залах с настоящей академической атмосферой и правильной акустикой.