Политика

Игорь Додон: Мы знаем, что в Молдове готовятся протесты

Президент Республики рассказал, куда может пойти страна после выборов президента в ближайшее воскресенье — 1 ноября
Действующий президент Молдавии Игорь Додон

Действующий президент Молдавии Игорь Додон

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

1 ноября в Молдавии пройдут президентские выборы. Согласно соцопросам, лидируют двое кандидатов – действующий президент Игорь Додон и бывший премьер Майя Санду. Они же были соперниками на выборах 2016 года. И, как уверены эксперты, снова сойдутся в схватке. Исход ее пока непонятен. Но оппозиция уже призывает людей к протестам.

А глава СВР Сергей Нарышкин заявил о подготовке в Кишиневе майдана.

Грозят ли Молдове такие же беспорядки, как в Белоруссии и Киргизии?

Об этом известный политический обозреватель Надана Фридрихсон спросила Игоря Додона накануне дня голосования.

Фридрихсон:

- Господин Додон, впечатление, что ваши оппоненты для себя уже все решили. Майя Санду заранее заявляет, что вы попытаетесь сфальсифицировать выборы. Ей вторит посол США а Молдове Дерек Хоган. Как вы считаете, к чему все идет? И готовы ли вы отразить такие вызовы?

Додон:

- У нас 8 кандидатов, и 7 из них занимаются тем, что критикуют только меня. У них кампания «анти-Додон». Я думаю, что они имеют на руках соцопросы и понимают, что они эти выборы проиграют. И пытаются как-то оправдаться перед своими избирателями, придумали фальсификации. И будут после выборов поднимать какую-то волну протестов.

Хочу сказать, что в Молдове практически невозможно сфальсифицировать выборы. На каждом избирательном участке десятки представителей всех конкурентов, зарубежные наблюдатели. За рубежом мы открыли 168 участков, из них в России 17, в Евросоюзе 80. И там тоже представители всех кандидатов.

Я считаю, что большого протестного потенциала в Молдове нет. Мы пока его не видим. Даже если сравнить их потенциал вывести людей и потенциал моей Партии Социалистов, которая имеет самую крупную фракцию в парламенте - у нас потенциал намного больше.

Конечно, мы осознаем, что, могут быть казачки какие-то засланные из-за рубежа. Поэтому мы взяли под контроль все риски. Подготовились к таким сценариям.

Фридрихсон:

- Каким образом?

Додон:

- Я думаю, что любой майдан без поддержки какого-то сильного внешнего игрока шансов не имеет. Сильные игроки в этом регионе – это Россия, это Евросоюз, это США. Я не вижу пока интереса России дестабилизировать Молдову. Не вижу смысла для Евросоюза дестабилизировать ситуацию рядом со своей границей. И, мне кажется, у США сейчас свои проблемы, свои выборы.

Фридрихсон:

- А заявление главы СВР Сергея Нарышкина, что США в случае вашей победы готовят «цветную» революцию? Очевидно, у него есть некие факты...

Додон:

- Наверняка есть. Я не исключаю, что это озвучено и как ответ на заявления американских партнеров – ваших и наших. Конечно, мы видим активность разных НПО, включая американских. У нас в Молдове около 14 тысяч НПО, которые финансируются Западом. И мы контролируем очень внимательно всех, кто въезжает…

Фридрихсон:

- Кого вы имеете в виду? Инструкторов? Координаторов?

Додон:

- По «цветным» революциям. Мы помним, у нас были эти попытки в 2009 году, у нас горели в центре Кишинева президент и парламент. Мы через это проходили. И мы помним, что очень много было людей, не граждан Молдовы, которые участвовали в этих беспорядках…

Теперь наши силовики подготовлены. Мы серьезно этим занимаемся. Я уверен, что они смогут обеспечить порядок.

Фридрихсон:

- Вы готовы к силовому подавлению протестов, если таковые случатся?

Додон:

- Я надеюсь, что этого не будет.

Фридрихсон:

- Но вы готовы к этому?

Додон:

- Ну, знаете... Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути. Конечно, нужно быть готовым ко всему. Потому что еще классик говорил, что любая победа чего-то заслуживает, если ты готов ее защитить. Так вот, мы готовы защитить нашу победу. Меня очень часто люди спрашивают на встречах: Игорь Николаевич, мы за вас проголосуем, а вы защитите наш голос? Не поступите так, как президент Молдовы в 2009 году, просто сдал власть оппонентам, которые разграбили эту страну? Для нас принципиально защитить эту победу. Но я не хочу дестабилизации.

Фридрихсон:

- Как вы пройдете по этой грани? Ведь любое силовое подавление будет раскручено и на Западе, и внутренней оппозицией, мол вот, посмотрите, кровавый режим.

Кандидат в президенты, бывший премьер Майя Санду

Кандидат в президенты, бывший премьер Майя Санду

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Додон:

- Это понятно. И наши сторонники мне уже говорят на всех встречах, что они готовы выйти в нашу поддержку, если нужно будет. Наверняка будут какие-то попытки протестов, имеют право протестовать, но надеюсь, что они будут мирными. А мы сделаем все возможное, чтобы обеспечивать порядок.

Фридрихсон:

- Скажите, вы не звонили в Москву, чтобы уточнить детали? Что имел в виду Нарышкин, заявляя, что американцы готовят «цветную» революцию?

Додон:

- Я сейчас в избирательной кампании. Я даже взял отпуск за свой счет, чтобы не было обвинений, что использую властный ресурс. Хотя по нашему законодательству я не обязан брать отпуск. И, конечно, каких-то контактов, звонков в этот период нет.

Фридрихсон:

- Просто мы все видели вашу онлайн-встречу с Путиным, по-моему, 28 сентября… Обсуждали, в том числе, финансовую помощь сельскому хозяйству Молдовы.

Додон:

- Избирательная кампания началась чуть позже - 2 октября. Конечно, наши силовики по своей линии получают информацию. Конечно, я информирован о том, что стало основой для таких заявлений (Нарышкина, - ред.).

Фридрихсон:

- О вашей избирательной кампании. Она вызывает много вопросов у разных людей в России. Уже многие отметили, что вас называют пророссийским политиком. А вы говорите, что это не так, что единственно правильный путь для Молдовы – это многовекторная политика. Скажите, вы правда считаете, что многовекторность в такой сложной ситуации, когда 14 тысяч западных НКО в Молдове, это правильный путь?

Додон:

- Я всегда говорил и Москве, и Брюсселю, что я не проевропейский, не пророссийский, а промолдавский. Потому что в нашей стране только этот вектор имеет шансы, чтобы мы сохранили нашу страну. Я объясню, почему. В Молдове общество разделено надвое… До недавнего времени, до того, как я начал проводить взвешенную внешнюю политику, у нас половина страны смотрела в сторону России, половина - в сторону Евросоюза. Дюбая другая позиция привела бы к конфликтам.

Взвешенная внешняя политика означает, что мы не будем дружить с кем-то на Западе против России, как это было раньше. Это означает, что мы будем дружить со всеми, исходя из национальных интересов Молдовы. Например, с Россией у нас соглашение о стратегическом партнерстве.

Два года назад мы подписали соглашение о стратегическом партнерстве и с Турцией. В этом году - с Венгрией. Надеюсь, в следующем году подпишем с Китаем. У нас соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Поэтому я считаю, что для того, чтобы не расколоть Молдову, это единственная правильная позиция...

Вот у нас юг больше смотрит на Россию. А центр страны - больше на Европу. Если берешь только одну позицию, то у нас сразу начинаются конфликты внутри, между регионами. Сейчас уже более 50% людей говорят, что правильная внешняя политика - взвешенная.

Фридрихсон:

- При этом данные Ассоциации социологов и демографов Молдовы говорят - за вас готовы отдать голос порядка 47% опрошенных, за Снду – 38%. То есть разрыв у вас не большой. А Санду открыто говорит о прозападном курсе. Но люди тоже готовы за нее голосовать. Может, все же настало время для однозначности? Людям она более понятна?

Додон:

- Я твердо уверен, что именно взвешенная внешняя политика нам поможет. И это единственно правильная позиция для Молдовы. Мы за последние 29 лет независимости бегали то в одну сторону, то в другую. Мы от этого только теряли. Страна теряла.

Поэтому моя идея взвешенной внешней политики, с одной стороны, позволяет удержать хорошие отношения с Западом, с другой стороны, вот мы получили статус наблюдателя в ЕврАзЭС.

Фридрихсон:

- Но вам не кажется, что вашим западным партнерам эта взвешенность уже не очень нужна? Зачем, если есть кандидаты, которые однозначно заявляют, что они западники. Зачем им с вами тогда иметь дело?

Додон:

- Меня не очень интересует мнение политтехнологов из-за рубежа. Меня интересует мнение нашего народа. А наш народ выступает именно за такую политику. Поэтому я буду опираться на мнение граждан Молдовы. А дальше строить честный диалог со всеми – и на западе, и на востоке.

Фридрихсон:

- По поводу людей. Я видела ваш один митинг. В конце, уже уходя из зала, вы обратились к людям и сказали, что если вы победите, вы продолжите работать для того, чтобы строились дороги, чтобы были пенсии и зарплаты и чтобы дружили с Россией. И люди аплодировали, поддержали то, что вы сказали. Вы не упомянули в этот момент никакую «взвешенность». Получается, ваши избиратели как раз ждут от вас именно диалога с Россией. Они не ждут каких-то отношений с Евросоюзом. Или я не права?

Додон:

- Я вам предлагаю посмотреть все мои митинги.

Фридрихсон:

- То есть в других местах люди аплодировали в отношении Евросоюза, в США?

Додон:

- Люди взвешенную политику поддерживают.

Фридрихсон:

- А по поводу Румынии? Много людей в Молдове сегодня поддерживают вот проект присоединения Молдовы к Румынии?

Додон:

- Есть прослойка, около 20-25%, которая поддерживает этот вектор. Не из-за того, что они хотят быть румынами. А потому, что в Молдове из-за коррупции при олигархическом режиме они потеряли веру в нашу страну. Поэтому я считаю, что как только у нас ситуация меняется в положительную сторону, сторонников присоединения к Румынии становится меньше.

Фридрихсон:

- А вы считаете, что ситуация поменяется в лучшую сторону, с учетом, что сейчас по всем мире ковид у проблемы с экономикой?

Додон:

- В этом году нам удалось, несмотря на проблемы с ковидом, с засухой, продолжить серьезные инвестиции. Мы строили дороги в каждом населенном пункте. Мы нашли средства для повышения зарплат докторам, помогли пенсионерам, сельскому хозяйству. Поэтому я считаю, что ситуация в Молдове может поменяться к лучшему…

Фридрихсон:

- Вы так и не смогли решить проблему двойного гражданства молдавских чиновников. Многие из них имеют гражданство Румынии. Вы собираетесь эту проблему решать?

Додон:

- Я думаю, что эту проблему нужно решать. И на этих выборах из 8 кандидатов в президенты у 5 есть гражданство другой страны. Я считаю, это неправильно. Проблема появилась после того, как еще в 2000-х годах Молдова присоединилась к международному соглашению - не препятствовать двойному гражданству. Если другие страны ставили запятую, говорили «за исключением чиновников», мы ее приняли так, как подали европейцы. Это была ошибка.

Можно принять ограничения в нашем законе. Но у нас уже был случай - суд отменил закон, который был принят в Молдове по ограничению гражданства для чиновников. Поэтому нужно пересмотреть то соглашение международное, и мы запустим этот процесс. После этого можно принять уже ограничения в молдавском законодательстве. Желательно, в Конституции.

Фридрихсон:

- У премьера Молдовы Иона Кику есть румынское гражданство. При этом, он считается человеком из вашей команды. То есть ему, несмотря на двойное гражданство, вы доверяете. Почему?

Додон:

- У нас в Молдове очень многие получили румынское гражданство. Чтобы легче выезжать на Запад. Чтобы дети могли там учиться. Это дает какие-то возможности как гражданина страны Евросоюза. Я не получал. Хотя мне предлагали. Я был еще министром экономики в 2006 году, ко мне пришли и сказали: мы можем… Я был гражданином Молдовы и всегда им останусь.

Фридрихсон:

- Последний у меня к вам вопрос. Скажите, если вы проиграете? Вы готовы покинуть Молдову?

Додон:

- Зачем покидать Молдову?

Фридрихсон:

- Например, опасаясь преследования со стороны победившего?

Додон:

- У меня самая крупная партия в парламенте. И мы уверены, что победим. И в любом варианте, и в нынешнем парламенте, и в следующем без нашего участия никто ничего не сделает. Это все понимают. Поэтому бежать из страны? А зачем? Может, некоторые ваши партнеры до сих пор это делали. Но мы этого делать не будем.

Фридрихсон:

- Удачи вам.

Додон:

- Удача улыбается подготовленным. А мы – подготовлены.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Участвовать или нет в выборах президента Молдовы: Решающий голос будет у "пофигистов" и тех, кто сегодня боится идти на участки из-за ковида

Тех, кто ещё не принял никакого решения и находится в раздумьях, очень много (подробности)